Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Прогулки по Иерусалиму. Окончание

в кварталеНачало:
https://mi-ze.livejournal.com/105342.html
https://mi-ze.livejournal.com/105758.html

Повторяю этот пост, ибо мне удалось, наконец, вставить иллюстрации. Почему-то администрация не разрешала, а без иллюстрацй этот пост совсем неинтересный. Пришлось придумывать обходной путь.

Итак.

Видение Ратисбон воспринял как чудо.
Он разорвал свою помолвку, крестился и стал активно помогать брату Теодору в организации женского религиозного ордена Богоматери в Сионе (Notre-Dame de Sion). В 1847 году Альфонс Ратисбон принял священнический сан и стал членом ордена иезуитов (Общество Иисуса). 1848 г. создал конгрегацию Сионской Богоматери, выкупавшую землю в Палестине для строительства католических монастырей. Задавшись целью сделать все возможное для обращения евреев и мусульман в христианство, он в 1855г. году вышел из Общества Иисуса, переселился в Иерусалим и построил для ордена Богоматери в Сионе большой монастырь со школой и приютом для девочек.
В начале 60 годов 19 века в Ливане вспыхнула резня христиан мусульманами. Ратисбон направил в Ливан посыльных, которые собрали оставшихся сиротами девочек и привезли их в Эйн Кeрем, где для этих девочек был построен приют при монастыре.

Альфонс Ратисбон был воспитан на работах лучших художников и архитекторов Европы. Вкус у него был прекрасный. Это видно хотя бы по церкви при построенном им монастыре сестер Сиона. Кроме того, у него был большой организационный талант, он много строил в Иерусалиме. В Эйн Кереме он создал для жителей деревни школу и лечебницу.
Альфонс Ратисбон скончался в 1884г. в Эйн Кереме и похоронен в этом монастыре.

Мы шли полчаса по уютной улочке и незаметно подошли к монастырю.

Сразу за воротами начинается монастырский сад. У самого забора растет странное дерево, нигде таких не видела. Сейчас листья на нем облетели и хорошо видны гроздья плодов.
И эти плоды расклевывает стая крупных попугаев! Попугаи, насколько я знаю, привязаныHfnbc,jyк одному месту, не улетают далеко. Откуда они тут, что делают холодной зимой – в Иерусалиме ведь и снег выпадает иногда.

P1250800.jpg

Дорожка вдоль забора ведет к монастырской церкви, той самой, построенной Альфонсом Ратисбоном.

P1250727.jpg

P1250728.jpg


К церкви примыкает трапезная, окна которой выходят на красивый арочный проход.

P1250753.jpg

Церковь небольшая, удивительно пропорциональная. Интерьер подчеркнуто скупой, что так странно для католической церкви, обычно перегруженной скульптурами, позолотой и резьбой.
Взгляд сразу сосредотачивается на главном украшении интерьера, двух витражах под куполом – Моисей и Илия-пророк.
Интересная деталь – над головой у Моисея не рога, как это принято на христианских изображениях, а лучи света. На иврите слова «рог» и «луч» звучат одинаково. При переводе Торы на греческий было использовано слово «рог», которое и закрепилось в изображениях Моисея. Понятно, Ратисбон, прекрасно знающий Тору и иврит, не мог представить себе Моисея с рогами.

Боковые стены украшены рельефами, изображающими сцены евангелий. Кажется, эти украшения сделаны гораздо позже строительства церкви, но они выполнены в той же скупой лаконичной манере, что и весь интерьер. Очень хороши и выразительны. Вот один из них.

P1250813.jpg

Но самое удивительное украшение – на задней стене церкви.

P1250808.jpg.

Ведь мужчина и мальчик – в кипах, и в руках у мужчины – свиток Торы! Рассматривать этот барельеф, висящий на стене церкви католического направления, славящегося антисемитизмом не меньше, чем православное, не менее удивительно, чем видеть лаконизм ее внутреннего убранства. В лице мужчины на барельефе столько доброты и мудрости!

Пишут, что в церкви прекрасная акустика – и это правда. Мы слушали там концерт замечательного гитариста. Просто виртуоз, настоящий художник.

При монастыре разбит красивый ухоженный сад. В саду есть гостиница, где любой может снять комнату.

P1250822.jpg

P1250752.jpg

По саду можно пройти мимо подсобных монастырских помещений к двум большим бассейнам для сбора воды, к грядкам лекарственных растений.
Выходишь из сада  - перед тобой обрыв, огороженный низенькой оградкой. И сразу дух захватывает от простора. Холмы Иерусалима!

P1250827.jpg

Хорошо виден Горненский женский православный монастырь.

P1250738.jpg

P1250847.jpg



P1250750.jpg

Тенистая дорожка ведет к монастырскому кладбищу.

P1250862.jpg

При входе сразу окутывает удивительно чувство тишины и покоя.

P1250858.jpg

Могила Альфонса Ратисбона. Насколько мы могли разобрать по-французски, на могиле нет даже его имени. Но его помнят и без этого. В Израиле принято при посещении могилы класть камешек на плиту. Посмотрите, сколько камешков лежит.

P1250846.jpg

Список умерших монахинь. По годам, начиная со времени основания монастыря.

P1250849.jpg



Одна из могил монахинь.

P1250857.jpg


P1250856.jpg

Могила ребенка с трогательно раскрашенными камешками.

Однако, нам пора было уходить.
И мы тихо пошли обратно, к живым.
По той же дорожке, мимо монастырских келий, по саду, к воротам.

P1250863.jpg

Попугаи с дерева уже улетели.

Возвращаемся по тем же тихим зеленым улочкам вдоль старых вилл, многие из которых облюбованы художниками.

P1250787.jpg

По дороге Света углядела на балконе одного из домов вот эту грустную девушку, мокнущую под дождем.

P1250881.jpg

Потихоньку собирался предсказанный синоптиками дождик. Мы устали и пошли искать кафе – отдохнуть и что-нибудь поесть.
Дождь тем временем припустил всерьез. Но мы уже сидели за столиком, смотрели в зажженный камин.
P1250809.jpg

И пили горячий сидр.

Собирая материалы об Эйн Кереме, я встретила отзывы о прекрасной кухне любого кафе этих мест.
Не верьте, ах, не верьте! В том кафе, например, что справа от церкви Иоанна (если стоять к ней лицом) кормят  отвратительно. Нет, в квартале существует только одно кафе, где можно хорошо поесть - итальянское. Ибо надо же  вкусить не только духовную пищу, но и не менее прекрасную вполне себе материальную.

Когда мы вышли из кафе, уже совсем стемнело. Дождик кончился. Сели мы в автобус и поехали по домам.
Тут и сказке конец.

Я уже писала в первой части, что все фотографии сделала Света es_key повторяю еще раз - и спасибо, Света!

Прогулки по Иерусалиму. Окончание

Эту запись я ставлю в таком виде по следующим причинам:
во-первых, показать, во что она превратилась после уничтожения фотографий;
Во-вторых, поплакаться, какую чудовищную работу мне пришлось проделать в двух первых частях;
в-третьих, пожаловаться френдам на администрацию ЖЖ, которая вдруг перестала мне давать возможность постить фотографии в третью часть. Вот только одна и прошла, с попугаями! :(((;
и в четвертых, попросить знающих людей объяснить мне, в чем тут дело?

Видение Ратисбон воспринял как чудо.Collapse )

(no subject)

Скажу еще раз: этот пост - просто исправление вреда, нанесенного Тинипиком (см. начало).

Начало -
http://mi-ze.livejournal.com/105342.html

АЗ АНАХНУ МАМШИХИМ.

Гуляли мы с es_key по Иерусалиму, гуляли, и время от времени я вспоминала, что вот есть еще такое волшебное место на западе Иерусалима - Эйн Керем, и мы обязательно туда попадем. Однако в стране так много интересного, так много друзей – в общем, до Эйн Керема дело дошло не скоро. Но все-таки дошло.
Collapse )

Прогулки по Иерусалиму, часть первая

Это рассказ о том, как мы со Светой гуляли по Иерусалиму. Я написала его давно и года три назад еще раз повторила. Недавно мне понадобилась ссылка, я заглянула в этот рассказ - ох. За это время поддерживающий фотографии tinypic прекратил свое существование. И вместо каждой прекрасной светиной фотографий стоят уродливые монстры. К счастью, фотографии у Светы сохранились. И сейчас я сижу, аккуратно удаляя всех этих монстров и вставляя замечательные фотографии из альбомов замечательной es_key

В начале января 2008 года мы бродили по Иерусалиму – я, живущая здесь уже три месяца в совершенно роскошных условиях оставленной мне трехкомнатной квартиры, и es_key, приехавшая из Калифорнии всего неделю назад. Сама-то я не сказать чтобы совсем местная(с), дом мой в Торонто. Но ежегодные приезды в любимый город придают самоуверенности и, не побоюсь этого слова, некоторой наглости - настолько, что я берусь показывать гостям мой Иерусалим. Он ведь у каждого свой, не правда ли, друзья мои иерусалимцы?

Иногда к нам присоединялась topsika. Она показывала нам свой Иерусалим.

P1250345

P1250384

Но о своем Иерусалиме Наташа много писала, фотографировала с разных сторон и в разных ракурсах, так что ее замечательный город – он и есть ее, и все могут на него посмотреть в журнале всеми любимой Топсики.

А мы со Светой гуляли по дворикам центра города, в двух шагах от знаменитой улицы Яффо.
К этим дворикам надо идти по залитым светом узким улочкам,

P1250309

Collapse )

Собственно говоря, я начала писать эти записки, чтобы рассказать об одной церкви в Эйн-Керем. Но Иерусалим – коварный город, от него не оторваться.

Так что Эйн Керем – в продолжении.

Привет, друзья!

Я в Израиле.
Абсолютно счастлива!
В абсолютном джетлаге.

Так ведь еще и не уснешь!

За окошком в бликах лунных,
в барабанах марокканских
третий час гремит Мимуна -
праздник секса и гурманства

Южная Италия

Продолжение 4
Начало
https://mi-ze.livejournal.com/324729.html
https://mi-ze.livejournal.com/324891.html
https://mi-ze.livejournal.com/325463.html
https://mi-ze.livejournal.com/325730.html

В десяти километрах от Позитано расположен менее известный поселок Праяно. Соответственно и цены там несколько ниже, так что Инне удалось снять в Праяно небольшую квартирку.



Слева - та самая незабываемая каменная лестница без перил, по которой я ползаю, держась за стеночку. Пять дней в неделю по утрам Инна бежит по ней вниз, к дороге, и идет пешком в Позитано. Всего-то каких-нибудь десять километров! :) Правда, если по дороге попадается автобус, водитель непременно останавливается и открывает для нее двери.
Вообще, народ там очень приветливый и гостеприимный. Когда мы зашли в кафе в Позитано на ланч, хозяин, узнав, что у Инны гостья из Канады, сказал: "О, у вас гость! В таком случае, сегодня ланч для вас бесплатно!"



Церковь в Праяно.
Как и в Позитано, церковь построена на античном фундаменте. Снимок сделан с иллюстрации - я в тот день забыла фотоаппарат. А жаль, там на фронтоне красивые фрески. Ровную площадку в Праяно - впрочем, как и во всех городах побережья - найти невозможно, поэтому площадь при церкви во время службы используется детьми для игры в футбол. Мяч частенько залетает в открытые двери, что не вызывает ни малейшего неудовольствия прихожан.
От церкви вниз ведут ступени со множеством поворотов вдоль фасадов маленьких домов, украшенных цветами.



Ступени заканчиваются крошечным уединенным каменистым пляжем. Иногда по утрам перед работой легконогая Инна прибегает туда наскоро окунуться в море.
Позже выяснилось, что в Праяно есть еще масса интересного - но самостоятельно я найти это не смогла, а у Инны из-за неожиданного заказа нехватило времени показать.
А какие апельсины в Кампании! Мы с Инной как-то покупали их на улице и она перевела мне упреки покупателя: "Что же это вы, синьора, несвежие апельсины продаете! По листочкам видно - два дня уже. небось, как сорвали!"

Километрах в двадцати восточнее Праяно расположен известный всем туристам Амальфи.



Туристов привлекают красивейшие гроты Амальфи, и меня тоже привлекли :) Говорят, они не хуже прославленных гротов Капри, которые мне не удалось посмотреть.


Грот Изумрудный

В каждом, даже самом маленьком, городке Италии непременно есть богатая церковь. Мой приезд совпал с пасхой, которая у итальянцев празднуется невероятно широко. За десять дней до Пасхи начинаются процессии-карнавалы в одном городке за другим, строго по расписанию. Процессия выходит из церкви запланированного города на главное (оно же единственное) шоссе. Движение по шоссе останавливается и пассажиры с большим удовольствием дружно присоединяются к процессии. Очень красивое зрелище. Мне повезло - я попала в Амальфи как раз когда согласно расписанию карнавал проводил именно этот город и процессия утром выходила из собора. Из монументального кафедрального собора, построенного в девятом столетии.



Атрани
Самый маленький и самый живописный из всех городков побережья. Улиц там нет, только лестницы. От главной улицы-лестницы отходят лестницы-переулки, от них - лестницы-тупики. С акведука, перегнувшись, можно увидеть внизу у моря мощеную булыжником крошечную городскую площадь, где места хватило только на будочку кафе и три столика на брусчатке. Я так и не смогла понять, каким образом попадают на нее горожане. По-моему, это возможно только с моря, высадившись из катера.



Когда настал иннин выходной, мы захотели посвятить его поездке в Равелло и СкАла. Эти городки расположены по обе стороны глубокого ущелья, Скала чуть выше Равелло. Дорога к ним ведет из Амальфи вверх, в горы.
Все дороги в Кампании извилистые и узкие, но эта узка настолько, что шофер, завидев встречную машину, вынужден пятиться до одной из специально устроенных разъездных площадок.
Мы решили доехать на автобусе до Скала и потом спуститься по кромке ущелья до Равелло.
В автобусе гремела американская попса, и Инна попросила шофера спеть неаполитанскую песню. Он вздохнул : "Ах, синьорра! Я бы с радостью, меня и просить не надо. Но наше правительство! Они издали специальный закон, водителям автобусов запретили петь за рулем! Такая жестокость, синьорра!"
Он был настолько тронут просьбой, что в конце пути угостил нас апельсином.

СкАла

Этот городок - если можно его так назвать - совершенно меня очаровал. Одна из его прелестей - отсутствие туристов. Расположенный точно напротив, через ущелье, фешенебельный выглаженный Равелло с его богатым послужным списком оттягивает туристов как насос. Поэтому Скала еще сохраняет старинный дух и уклад. Небогатые дома. Тишина необыкновенная, безлюдно и почти безтуристно. Такое было наслаждение гулять по его тихим улочкам!
Мы набрели на старую, чуть не античных времен, маленькую церковь с прелестной фреской. Иисус там изображен не с Мадонной, а с мужчиной, причем вполне современного вида. Может, фреска более поздняя? Спросить при полном безлюдье было не у кого - что, впрочем, нас не огорчило. Как пел Окуджава - ";мне это ничуть не мешает, а даже немножко украшает".



Перед церковью очень старая площадь с не менее старым колодцем.



За площадью обрыв с видом на море и дорога вниз, к Амальфи.



А мимо античного колодца едет на осле молодой парень в очках и разговаривает по мобильному телефону. Жаль, телефон в кадр не попал, он у левого уха. А посадка-то дамская - обе ноги на одну сторону свесил.



Надо сказать, в этих районах, где дома карабкаются вверх, осел - самый нужный вид транспорта. По лестницам на себе много не втащишь, а лошади по ступенькам ходить не умеют. Вот безотказные ослики и выручают - и продукты возят и строительные материалы. Ну, и какают, не без того.

Недалеко от церкви увидели небогатый дом, а к нему хозяин пристроил прачечную



Но с какой тщательностью, с каким изяществом выполнен этот пристрой! Казалось бы - ну, прачечная, что там особенно возиться. Но вот - верх двери овальный, да еще и украшение пущено под крышей. Все же чувство красоты у итальянцев в крови. И строители они прирожденные. У нас в Торонто почти все строительные подрядчики, о которых я слышала - итальянцы.

Зашли мы в кафе, наскоро выпить кофе. Инна отошла на минуту, наказав мне оставаться у стойки и за столик не садиться - там дороже. Но меня с моим незнанием итальянского быстро все же усадили за столик и принесли два кофе. Пришла Инна, отхлебнула кофе, ужаснулась и пошла к стойке: "Моя подруга приехала из Канады специально попробовать настоящий кофе, а вы ей дали кофе для американских туристов!"- возмущалась она по-итальянски.
Официантка реагировала вяло - дело сделано, что ж ругаться.
Оказывается, первое, чему должна научиться официантка за стойкой - различать четыре разряда клиентов и подавать им соответствующий кофе: итальянцам-южанам, итальянцам-северянам, туристам и, наконец, американцам - эти там у себя привыкли пить совсем уж бурду.
Так что гостеприимство гостеприимством, а бизнес бизнесом.
Мы утешились, зайдя в ресторан пообедать. Какой это был обед! Надо сказать, у итальянцев вообще культ еды. А нам подали замечательную рыбу, называется "Рыба спада".

После обеда оставалось еще достаточно времени, чтобы посмотреть знаменитый Равелло. И мы тихонько пошли вниз по дорожке, окружающей ущелье, поглядывая на окрестностные дома и дворы.




В самом низу снимка видно небольшую отару овец во дворе.

На этом на сегодня все.
Продолжение
https://mi-ze.livejournal.com/327239.html

Южная Италия

Продолжение 3
Начало:
https://mi-ze.livejournal.com/324729.html
https://mi-ze.livejournal.com/324891.html
https://mi-ze.livejournal.com/325463.html



Вооружилась картой местности, прикинула свои возможности и решила посвятить несколько дней прибрежной Кампанье, один день Капри, один день Помпеям, а что останется, опять Кампанье - от этого красивейшего края трудно оторваться. Тем более, Инна обещала по возможности хоть раз вырваться и поехать со мной. От прославленного Калабрийского музея пришлось со вздохом отказаться - а жаль. Другая возможность увидеть его экспонаты мне вряд ли представится в этой жизни.
Инна очень уговаривала посмотреть Неаполь, тем более, ее знакомый там живет и сможет показать город. Но я так и не решилась. И не только из-за славы Неаполя как столицы воров. У меня в памяти с детства засел горьковский образ Неаполя - нищего города, застроенного лачугами, где оборванные голодные мальчишки поют на улицах за мелкую монетку. Не хочу я на это смотреть, думала я. И была неправа - но поняла это поздно.

Автобусное сообщение здесь очень удобное и недорогое, так что можно спокойно остановиться в любом городке, посмотреть и ехать дальше.
На автобусной остановке стоят обычно человека три-четыре. Интересно слушать их речь и смотреть на выразительные жесты. Итальянцы говорят, четко артикулируя звуки и даже как бы удваивая звук Р - синьорра, синьорра - такая театральная манера.
Дорога вовсю петляет вдоль моря, но море - вернее, залив - далеко внизу, а с другой стороны дороги горы. Похоже на Крым, но горы выше, а море синЕе. Смотреть вниз страшновато. На шофера вообще лучше не смотреть. Каждый раз, когда в автобус входит красивая синьорра - а итальянки все красивы или, по крайней мере, умеют себя подать - шофер поворачивается к ней и начинает галантный разговор. От дороги он соответственно отворачивается. А дорога такая, что голова кружится. Кажется, он может вести автобус по этому маршруту с закрытыми глазами.

Начать экскурсию я решила с инниного Позитано, заодно и с работой ее познакомиться. Но об этом я уже писала, а здесь приведу только несколько фотографий.

Небольшое отступление
Фотографии у меня, мягко говоря, не очень-то. Но я знаю, что жанр "путешествия" мало интересен публике - все сами с усами. Отчеты о путешествиях мало кто читает: мои читатели сами много ездят, да и снимки не чета моим. Такие отчеты пишутся для себя, чтобы вспомнить прекрасные времена, сидя в старости инвалидном кресле. А старость-то на пороге! Как сказала моя свекровь: "Мне девяносто семь с половиной лет. Старость на пороге!"
Так что буду показывать фотографии - какие уж есть.

Итак, Позитано. Чистый, умытый город. Как все города прибрежной части, дома карабкаются вверх, с уровня на уровень ведут лестницы.



Галечный пляж



Церковь, построенная на античном фундаменте



Круглая башня



Я видела ее владельца - совсем молодой парень.

Лодки, вытащенные на песок





Причал, с которого я уезжала на Капри в первый день навигации



Я же говорю - Гель-Гью!

Продолжение
https://mi-ze.livejournal.com/326540.html

Южная Италия

Продолжение 2
Начало
https://mi-ze.livejournal.com/324729.html
https://mi-ze.livejournal.com/324891.html

Машина остановилась перед каменной лестницей, уходящей, как мне показалось, вертикально в небо. Я взглянула - перил нет и следа, а высота ступенек в два раза больше привычной. "Это вы каждый день здесь ходите?!" - ужаснулась я. "Бегаю" - поправила Инна, схватила мою сумку и со словами: "Ну, побегу, открою ворота" унеслась вверх. Я поползла за ней, с ужасом думая, что так мне придется лазать каждый день (а Инна, между прочим, старше меня).

Утром оказалось, что Инна живет в раю.
Домики располагались на уступах, так что сверху была видна только зелень. А с трех сторон веранды прямо перед глазами синело и сверкало Средиземное море.
На веранде росли деревья - лимонное, инжирное, еще какие-то. И среди этой благодати мы завтракали только что срезанной зеленью и кашей из привезенного мной деликатеса - гречневой крупы. На столе стояло шоколадное яйцо высотой примерно полметра - небольшой пасхальный подарок от матримониального претендента, владельца виноградников, апельсиновых садов и прочих радостей жизни. К сожалению, претендент происходил из совершенно другого караса.



Позавтракав, мы сели обсуждать перспективы.
Поначалу, до моего приезда, наши планы были весьма обширны. Предполагалось, что Инна на праздники возьмет отпуск. Мы проедем на автобусе по красивейшим приморским городкам Кампаньи, затем арендуем машину, доедем до носка итальянского сапога, провинции Калабрия, посмотрим знаменитый музей Reggio di Calabria, переедем на пароме в Сицилию, проведем там два дня и вернемся.

Но, как известно, человек предполагает... К праздникам на иннину мастерскую свалился большой срочный заказ. Отпуск ее отменился, и мне пришлось большей частью путешествовать одной. Однако, во всем можно найти хорошую сторону. Конечно, я увижу меньше - зато буду путешествовать в привычном мне темпе, успевая не только посмотреть, но и почувствовать атмосферу и характеры.

Инна работала в Позитано, но жилье там снять было немыслимо из-за цен на квартиры. Ей удалось найти маленькую квартирку в соседнем Праяно, крошечном местечке, даже не обозначенном на туристических картах.

Позитано красивый городок. Как и во всех городках в приморских районах Кампаньи, дома живописно карабкаются на гору. Когда-то это было тихи й уютный городок. Неделю в году там имели обыкновение проводить разные известные люди - от королевы английской Елизаветы до Голды Меир. Однако, со временем Позитано заполонили туристы. Жители города стали строить все больше отелей. Сейчас это фешенебельное место, где ночь в гостинице у моря стоит тысячу долларов, а в отеле повыше, на горе - всего семьсот.
Город находится по охраной Юнеско, строительство здесь запрещено. Но сдача жилья часто единственный источник существования, и жители потихоньку выскребают скалу, строя смежные с домом комнаты.
Серджио, хозяин мастерской, именно так выскреб рядом с домом две комнаты для сдачи в наем. Причем отбойным молотком он мог пользоваться только во время грозы: боялся, что донесут соседи.
Мне кажется, такое "строительство" опасно - когда-нибудь жители доскребутся до того, что скала под городом станет кружевной и все здания рухнут.

Конечно, я зашла посмотреть на мастерскую, где Инна творила свои платья.
Мастерская крошечная, работают три-четыре швеи. Все дружат, все знают о семейных проблемах друг друга, вместе отмечают праздники и, конечно, вместе обедают. Каждая приносит свою еду, в обеденный перерыв садятся за стол, а хозяин непременно должен поставить вино. Швеи так и говорят друг дружке: "В эту мастерскую работать не иди, там хозяин скупой - плохое вино ставит." В районе мастерских непрестанно прогуливаются карабинеры - следят, чтобы никто не купил готовую вещь прямо в мастерской и налог не утек мимо государственной казны.

Серджио закупает большие партии чудесного итальянского шелка. Ткань такой красоты я не видела ни в России, ни в Канаде. Цвет - только белый. Закупаются также белые кружева. Готовые платья Серджио отвозит на окраску. Как выяснилось, это опасное мероприятие.
Дело в том, что провинции в Италии разделены на принадлежащие и не принадлежащие мафии. Разделение, конечно, неофициальное, но, тем не менее, соблюдается. Окраска тканей - вредное производство и работать там люди не соглашаются. Неизвестно, каким образом мафиози нанимают мастеров, но фабрики по окраске тканей в их районах работают исправно. Причем они умеют красить в нежные, неяркие цвета, и платья получаются очень красивые. Недаром одежда этой мастерской так востребована в магазинах Франции и Бельгии.
Однако, поездка в мафиозные районы опасна и каждый раз стоит Серджио нервов.

На этом сегодня я прекращаю дозволенные речи.

Продолжение
https://mi-ze.livejournal.com/325730.html

Путешествие по Южной Италии

Продолжение 1.
Начало - https://mi-ze.livejournal.com/324729.html

В Италию я добиралась из Германии, от родственников. Напросилась на туристический автобус, в котором группа ехала на экскурсию по Северной Италии - десять дней, двенадцать городов с большими музеями. Я на такие подвиги неспособна, я заплатила только за перевозку до Вероны и обратно из Падуи до Дюссельдорфа.

Ехали мы с раннего утра весь день, через Альпы переваливали уже в темноте. В окрестностях Инсбрука остановились на полчаса. Несмотря на последнюю неделю марта, шел снег. Воздух на вершине был изумительно чистым, особенно после дня в душном автобусе. Снег в кругах фонарного света падал медленно и совершенно вертикально. Стоять бы и смотреть все полчаса - но как же не перекусить!

В Верону мы приехали поздно. Экскурсия по городу была намечена на утро, но я не успевала на поезд и экскурсией пришлось пренебречь. Успела только сбегать посмотреть на знаменитый дом со знаменитым балконом и статуей Джульетты во дворе. Всем туристам рассказывают, что есть примета: если прикоснешься к правой груди Джульетты, всю жизнь будешь счастлив в любви. И правая грудь бедной девочки сияет.



Переночевала в Вероне в отеле, договорилась встретиться с группой на обратном пути через восемь дней в Падуе и утром села в поезд Милан-Неаполь.
Поезд пассажирский, медленный, много остановок. Пассажиры - небогатые люди, и чем дальше к югу, тем беднее. Кто-то говорит немного по-английски, и я разговариваю. Кто-то только улыбается. Это были незабвенные десять часов. Я даже думаю, что, несмотря на удивительную красоту природы тех мест, где я была, эти десять часов были лучшими в путешествии. Неспешный ход поезда, Италия за окном, неторопливая смена пейзажей - и все прекрасны, и все по-разному. Спокойная незнакомая жизнь в купе. По мере продвижения поезда к югу состав пассажиров ощутимо меняется и все больше становится южан - милого моему сердцу после жизни в Израиле средиземноморского типа людей. Эмоциональные, сердечные, жуликоватые - что греха таить - по мелочи, но добрые и щедрые в беде.

В Риме была пересадка, но непроблемная - требовалось просто перейти с одного перрона на другой. Часа за полтора до Неаполя открылся вид на знаменитый Неаполитанский залив. Все как в песнях - небо синее-синее, море синее-синее, пароход белый-беленький и панорама Неаполя с дымящимся Везувием на горизонте.



Инна должна была встречать меня на пригородной станции Мета, в часе пути от Неаполя. Она несколько раз предупредила, что Неаполь - город воров и жуликов. Надо быть крайне осторожной. На вокзале долго оставаться опасно. Надо как можно быстрее пересесть на пригородный поезд, а там через пару остановок уже ничего не грозит: воры знают, что в пригородном едет только местная беднота и красть там нечего.
С Инной самой было в Неаполе несколько случаев. Однажды она зашла в музей, надо было только передать папку. Минут на двадцать оставила машину - естественно, закрытую. Подойдя к машине, обнаружила, что дверца открыта, а вся "начинка" исчезла. В другой раз мотоциклист сорвал у нее сумку с плеча. Так что я была хорошо подготовлена.

Выйдя из вагона, я прошла в зал ожидания и стала оглядываться в поисках приличного на вид человека, у которого я могла бы на своем скверном английском узнать, где тут пригородные кассы. И вижу - в полутемном пустом зале в углах толкутся какие-то подозрительные компании! Странные личности тусуются, переходят из одной кучки в другую. И слышу - говорят там по-украински. Вернее. на суржике!
"Мафия", - подумала я с ужасом и крепче ухватилась за сумку.
Однако, как-то углядела все же служащего, купила пригородный билет и благополучно добралась до станции Мета. Прикидывая заранее, что буду делать, если Инна меня не встретит. Но Инна уже стояла на перроне, машина ждала нас. Мы в черной темноте ехали куда-то и я чувствовала, как море дышит в правое окно.
Потом уже, на следующий день, я поняла, как мне повезло, что мы ехали в темноте, и я не виделав первый же деньпосле приезда эту цирковую дорогу.
А что касается вокзальной мафии, Инна засмеялась и объяснила мне - на Юге живет много украинцев, делающих за гроши черную работу. По воскресеньям, в выходной день, они съезжаются на неаполитанский вокзал к одесскому поезду, чтобы передать домой письма и посылочки. Так что напрасно я там боялась мафии.
Но вообще-то, мафия в этих краях процветает.
Однако, о ней - в следующий раз.

На этом, пожалуй, закончу на сегодня.
Продолжение https://mi-ze.livejournal.com/325463.html

Наум Сагаловский

Взято у <lj user="jennyferd">
Поэт Наум Сагаловский.
I VESPRI SICILIANI

Але


...Чикаго утопал уже в снегу,
холодный дождь гулял по Пикадилли,
а мы с тобою отпуск проводили
на тёплом сицилийском берегу.
Стоял ноябрь - прекрасная пора
для наших душ, алкавших винограда,
и солнечные гроздья, как награда,
по праву доставались нам с утра.
Отрадой наших утренних часов
был магазинчик "Frutta e verdura",
где в нас вливалась тонкая микстура
из ароматов, грёз и голосов.

А рядом, в тихой булочной, куда
мы совершали ранние прогулки,
нас ожидали утренние булки -
нехитрая, но славная еда.
Каких ещё нам надобно щедрот,
Сицилия, Sicilia, bel paese?
Panino con formaggio olandese -
наверно, самый вкусный бутерброд...

Был не-сезон, и в нашем городке
никто не угождал уже туристам,
и в море, ослепительном и чистом,
виднелись только лодки вдалеке,
и пляж был пуст. Прохладная вода
едва-едва касалась наших пяток.
И нам с тобою шёл шестой десяток,
но мы ещё не думали тогда,
что дни летят, как искры от подков,
и тонут где-то в горестном кошмаре, -
мы завтракали с видом на il mare,
на медленный восход, на рыбаков.
Здоровые, ещё не старики,
свой каждый день встречали мы мажорно,
и рыбакам кричали мы - "Buon giorno!",
"Buon giorno!" - отвечали рыбаки,
и складывалась новая строфа
в мозгу, заботой не отягощённом,
день наполнялся шумом, гамом, звоном -
всё это было molti anni fa...

Пляж был намного ниже мостовой,
и с тротуара вдоль подпорной стенки
туда вели щербатые ступеньки,
и вид у них был многовековой.
И как-то раз под стенкой, у воды,
как Ева и Адам во время оно,
мы возлежали умиротворённо,
вкушая кисло-сладкие плоды.
Над нами проносились облака,
плескалось море, призрачная Этна
в седой дали была едва заметна,
над нею поднимались два дымка.
А в стенке, под которой много дней
мы проводили, времени не слыша,
была не очень видимая ниша,
но мы её заметили, и в ней
лежали грудой камни-голыши,
как-будто бы красуясь перед нами,
когда-то отбелённые волнами,
да так, что хоть стихи на них пиши.

Сменялись годы, люди, времена,
а камни - тут как тут, в покое праздном!
И мы на них с большим энтузиазмом
запечатлели наши имена,
и всех родных, и тех, кто был до нас,
на русском языке, чернильной ручкой,
и это всё потом сложили кучкой
в открытой нами нише, прочь от глаз.
Пускай лежат - хоть годы, хоть века,
пусть будут нашим тайным обелиском
на этом берегу, на сицилийском,
куда нас принесло издалека...
Не странно ли, что в дальней стороне,
куда б ни направлял свои шаги я,
ко мне не приходила ностальгия
по родине? Ни в мыслях, ни во сне.
Зато звучат во мне колокола
по рыбакам, по лодкам на причале,
по этим piazza, via и viale,
по речи, что близка мне и мила...

...Я верю, что в один прекрасный год
какой-нибудь учёный археолог
вдруг приподнимет нашей тайны полог
и камни в нише брошенной найдёт,
но он прочесть не сможет имена,
которые написаны по-русски,
и будет думать - древние этруски
оставили все эти письмена,
и ошибётся, хоть и даровит.
А жажда знаний - непреоборима,
и призовут профессора из Рима,
который знает русский алфавит,
он всё прочтёт, что мы из баловства
придумали как дань родным и близким,
и прозвучат под небом сицилийским
чужие, непонятные слова,
пришедшие случайно, наобум,
ничем не веселя и не печаля,
загадочные - Лёня, Витя, Аля
и - вовсе уж нелепое - Наум...