?

Log in

No account? Create an account

Ella


February 17th, 2017

Про Карину @ 07:36 pm

О, это я сегодня уже третий пост пишу. Трудолюбивая, однако!

Карина - это маленькая девочка. Одна из тех, с кем я работала няней.
О работе по специальности, понятное дело, мне пришлось забыть еще в Израиле. Не могу сказать, чтобы я от этого очень страдала, моя специальность была далека от призвания. Мы с детьми сразу договорились, что они работают, сколько нужно, а двухлетнюю Соню, пятилетнего Гришу и хозяйство я беру на себя. Миша бычно задерживался до двух ночи, а Рена приезжала из другого города в девять вечера - но за детей они были спокойны.
К переезду в Канаду внуки подросли, и я решила искать работу. Многие мои подруги говорили, да и сейчас говорят, что они согласны на любую работу, только бы не сидеть с детьми. Но мне дети в тягость никогда не были. Еще в пятилетнем возрасте я заявляла, что хочу быть воспитательницей в детском саду. А в пионерском лагере по вечерам укладывала своих сокамерниц спать, подтыкала одеяла и рассказывала им сказку на ночь.
Так что я решила искать работу няни.
Вначале я ездила на работу, но вскоре стало понятно, что без меня дома не обойтись, и родители стали приводить подопечных к нам. Тем более, у нас к тому времени появился дом и большой двор, где ребенок почти весь день мог быть на свежем воздухе. Восьмилетняя Соня мне помогала, после школы немножко играла с ребенком, за что получала вознаграждение - доллар, кажется, в час. А пока ребенок днем спал, я могла заняться домашними делами.
Но это было позже, а к Карине я еще ездила, и довольно далеко.
В первый раз Карину я увидела случайно. Они с мамой пришли по какому-то поводу к моим знакомым. Такая крошечная девочка лет двух с тугими темнорыжими кудряшками, яблочной кожей и синими фарфоровыми глазами. Совершенно открыточная. И вдруг эта малышка что-то сказала несколькими красивыми законченными предложениями.
- Сколько лет вашей девочке? - удивилась я.
- Четыре, она уже в школу ходит.
Через несколько месяцев я нашла работу. Та самая мама, которую я тогда видела, высокая молодая женщина с ослепительной улыбкой, москвичка, работает в агентстве по продаже билетов на самолет. Двое детей, четырехлетняя открыточная Карина и ее восьмимесячная сестричка. Я должна была, пока младенец спит, приготовить немудрящий обед, потом пойти с коляской в школу, забрать старшую, накормить их и заниматься, пока мама не вернется с работы.

Мама Карины рассказала, что сразу после зимних каникул они должны пойти к психологу, уже есть направление из школы.
Учительница уверена, что Карина не справляется с программой и ее надо перевести в школу для умственно отсталых детей. По программе к концу полугодия четырехлетние дети должны научиться писать свое имя и узнавать количество предметов до пяти. Весь класс умеет, одна Карина не может написать хотя бы первую букву. Она не узнаёт даже один предмет. Она может посреди урока встать и пойти по классу или вовсе выйти в коридор. Да она и ростом в два раза меньше других учеников. Read more...Collapse )
 

June 27th, 2016

Тяга к науке и борьба за социальную справедливость @ 01:59 pm

В блоге r_l приведены стихи народовольца Николая Морозова.

В мире вечного движенья,
В превращеньях вещества,
Возникают на мгновенья
Все живые существа.

Но, возникнув на мгновенье,
Знать уж хочет существо:
В чем же вечное движенье?
Что такое вещество?

В стихотворении, как и в любом литературном произведении, можно без труда увидеть самого автора с его задумчивостью, с его чуть иронической улыбкой. Написавший такие стихи рожден ученым и должен жить размеренной жизнью размышляющего человека.

Однако, вместо науки Николай Морозов занялся переустройством общества, за что был осужден на пожизненное одиночное заключение. Теперь у него появилось время для науки. За двадцать три года, проведенные в одиночном заключении, он написал двадцать шесть томов рукописей и работу «Периодические системы строения вещества». На вопрос, как ему удалось разработать свои "Периодические системы", находясь в одиночке, он отвечал:
- Я не сидел в крепости, я сидел во Вселенной.

Что, что заставляло его, прирожденного ученого, участвовать в организациях "Земля и Воля" и "Народная воля", принять их убеждения, отказаться от научной работы, подвергать риску свою жизнь?

По ассоциации с постом r_l - о, эти вечные ассоциации! - я вспомнила своего школьного друга, Эдика М.
В седьмом-восьмом классе Эдик выучил школьную программу по математике и перешел к институтской. Тогда же он что-то такое изобрел, о чем сосед-инженер сказал, что вообще-то, это уже изобретено, но мальчик же не знал...
В школе он скучал и развлекался, как мог - сочинения, например, писал исключительно в стихах. И все чаще интересовался социальными темами. И вот однажды, уже в десятом классе, Эдик единолично выпустил стенгазету. В той стенгазете он опубликовал свою поэму о школьной жизни, нарисовал карикатуры на всех девочек класса (кроме меня, однако) :). Но, главное, высмеял школьную общественную жизнь. За давностью времени помню только, что он назвал учком просто придатком школьного педсовета. Это было абсолютной правдой и непонятно было, кому понадобилась эта игра в демократию - но подобные высказывания вызвали в дирекции шок. Поднялся страшный шум, и Эдика исключили из школы (бедная его мама!). Все мы очень его жалели. Были уверены - в институт он теперь не поступит, и расстраивались - что же его, такого способного, ждет в жизни?
А он получил аттестат вечерней школы и блестяще поступил на самый престижный в то время физикотехнический факультет, набрав тридцать баллов из тридцати.

После второго семестра он понял, что его интересует совсем другое. То есть, то ли он попал в группу с уклоном в физику, а его заинтересовала химия, то ли наоборот, не помню. Он подал заявление о переводе в другую группу - но к тому времени уже успел написать курсовую. Руководитель сообразил, с кем имеет дело, не захотел расстаться с перспективным студентом и добился отказа в переводе. Тогда Эдик, долго не думая, институт бросил. Поехал с курсом на целину, сошел на полдороге на какой-то станции, и мы потеряли его из вида на долгие двадцать два года.

Через двадцать два года разнесся слух, что приехал Эдик. Из Казахстана, всего на недельку. Встретились, начали расспрашивать, он охотно рассказывал.
Оказывается, когда сошел с поезда, он как-то сумел совсем без денег добраться до Томска и поступил там в Томский политехнический на интересующую его специальность. Все было замечательно интересно - но на второй год институт начал строить новый корпус общежития. Тогда только что вошли в моду способы строительства с участием жильцов. Эдик включился в работу со всей энергией и очень скоро стал председателем студенческого комитета. Корпус построили, а коллектив сработался и расставаться не захотел. Пытались организовать еще какое-то строительство, их не поддержали, они начали критиковать комсомол, их обвинили в попытке дублирования комсомольской организации... В общем, Эдика исключили из института. Но только на год, направив на завод для перековки. На заводе он за год ничего натворить не успел - видимо, контингент не тот - и благополучно восстановился в институте. Но еще через год опять начал борьбу. На этот раз - за изменение учебного процесса. Что-то не было включено в процесс, чем он как раз начал интересоваться. Его опять исключили, теперь уж насовсем.
Он уехал в Алма Ата, поступил в институт там - и на этот раз закончил. Женился. Жена казашка, астроном, работают вместе на астрономической станции в горах над Алма Ата - райское место! Двое детей, девочка и мальчик.

- Занимаешься наукой? Защитился?
- Да нет. Наукой - не особенно. Все, понимаешь, что-нибудь мешает. То друзьям надо помочь - я за это время уже три диссертации написал - то в горы тянет. Знаешь, что такое подняться на перевал, где вечные снега, увидеть внизу Иссык-Куль, спуститься и вбежать прямо как был, в одежде, не раздеваясь, в синюю воду?

Я думаю, если бы он попал в одиночное заключение на несколько лет, как Николай Морозов, он бы тоже "сидел не в одиночке, а во вселенной". Должно быть, увы, это единственный способ борьбы со склонностью к разбрасыванию.

Был ли Морозов счастлив? Благословлял ли свой искусственный отрыв от социальной жизни, давший возможность заниматься, наконец, наукой?
Был бы счастливее Эдик, работая в науке в полную силу - вот что мне хотелось бы знать. Такие мозги пропали!
Неужели полученные от рождения таланты можно добровольно выбросить и ничем за это не заплатить?
 

Ella