Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Деревья в лесу передают друг другу не только информацию, но и физические элементы

Случайно наткнулась на ученый доклад о взаимодействии деревьев в лесу. Узнала поразительные новости. Ну, то есть, для меня поразительные.
Лес - это организм. Все деревья в лесу все связаны через грибницу. Они обмениваются информацией - но это не все.
Они посылают друг другу недостающие элементы!
В докладе подробно рассказано об опытах в лесу.

https://www.ted.com/talks/suzanne_simard_how_trees_talk_to_each_other!

Живой и занимательный рассказ о результатах тридцатилетней работы.
Еще узнала, что наша невинная Канада занимает первое место в мире по вырубке лесов. А я-то думала - Бразилия.

Прочла сегодня в старом блоге ЖЖ два интересных сообщения

Из рождественских лондонских лекций для школьников, читают ученые. (Royal Institution Crystmas Lectures)

1. Про деревья
Исследователи обнаружили, что деревья обмениваются сигнальными молекулами через корни. Вы скажете, корни могут не соприкасаться? Да, могут. Для этого деревья вступили с симбиоз с грибами. Грибницы соединяют корни всех деревьев в единую сеть, напоминающую интернет. Кто-то даже пустил в ход шутливое: WWW = Wood Wide Web.
Collapse )

2. Про невылупившхися страусят

Один из биологов задумался, как так получается, что каждая самка из гарема страуса откладывает по одному яйцу в день, а вылупляются все страусята в один день. Пусть с интервалом в час-другой, но в один день!

Что он сделал? Просто отделил яйца из клади друг от друга. Яйца каждой из самок начали вылупляться по одному в день! Что он сделал после этого? Поднёс к яйцам, лежащим вместе, чувствительный микрофон, и услышал, как яйца перестукиваются! Стоило развести любые 2 яйца на расстояние вытянутых рук, и стук сразу прекращался! Вывод был сделан такой: яйца общаются, указывая, кому ускориться, а кому замедлиться в развитии.

Памяти Юны

Два месяца назад ушла из жизни Юна Гумин, Инна Иосифовна Гумин.
В день, когда я узнала, что ее больше нет с нами, я написала о ней коротко.

- Мне многое хотелось бы о ней рассказать. Как смешно мы познакомились. Как я возила ее, уже слабую, в Иерусалим, и старалась выполнить там все ее желания. Как любила приходить к ней в гости и разговаривать.
Но скажу главное.
Юна была, конечно, умницей. Однако, умных много, мало мудрых. За жизнь можно всего-то одного-двух встретить. А Юна была вот именно мудрой.
Она была замужем за великолепным, блестящим, сверкающим человеком. Но я всегда видела, что стержень их жизни - Юна. Была в ней такая тихая сила.
Она была тактичной, доброжелательной, милой. И красивой. Она была настоящей женщиной.
Я любила ее.

И вот уже два месяца мне ее нехватает. Два месяца я ощущаю ее отсутствие, два месяца мне хочется рассказать о ней подробнее.

<lj-cut>

В 2005 году я пришла в Живой Журнал в очень плохом состоянии.
Привела меня в ЖЖ Танечка, моя "крестная". Можно сказать, она вытащила меня в жизнь. В ЖЖ как-то сразу сложился круг общения с людьми, как говорится, моего караса. Некоторые выделялись особенно - Наташа, Юна, Дина, Таня, Моше ощущались, как давно знакомые близкие люди.
Юна стала одной из самых близких Она прекрасно пишет, я часто комментировала рассказы из ее долгой жизни в нелегкое время.
Говорят, стиль - это человек. Какой человек, такие рассказы. Юна по характеру человек веселый, всегда подмечает смешное, охотно смеется шуткам. И ее рассказы о долгой жизни во времена не самые радостные - они не то чтобы веселые, веселого в жизни не так уж много было - но полны удивительно мудрым оптимизмом. У меня на полке стоят две ее книги, третью я получу после окончания карантина.
А Юне нравились мои рассказы, один она даже попросила меня повторить. В общем, мы симпатизировали друг другу.

Лет двенадцать назад обстоятельства сложились так, что по приезде в Израиль я не смогла сразу остановиться, как обычно, в Ашдоде у сестры - два дня у нее гостила большая семья. А видеться с сестрой мне, конечно, хотелось.
И вот мне пришла в голову нахальная мысль. Юна ведь живет в Ашдоде, нельзя ли попроситься переночевать у нее эти два дня?
Должно быть, Юна тоже ощущала меня к тому времени своим человеком, потому что разрешение я получила мгновенно.

Юна - это Инна Иосифовна Гумина. Поскольку в своем блоге она назвала себя Юна, я так ее и называю. Так я познакомилась с ней и с ее мужем Электроном (Электрон - это не псевдоним, а имя, данное ему при рождении).
Тогда, двенадцать-тринадцать лет назад, Юна и Электрон впервые открыли передо мной входную дверь - она, маленькая женщина с сияющими глазами и он, массивный, шумный, веселый, подвижный.
Познакомившись, Электрон сразу заявил: "Сейчас я буду хвастать",- и повел меня на экскурсию по квартире.
От Электрона в доме пожар, сущий пожар. Такой темперамент, столько энергии! Уже много позже я узнала, что он практически в одиночку тащит махину (сам придумал, сам и делает) "Электронный научный семинар" с разделами от физики до социологии и литературы.
Это колоссальная работа. Около шести сотен статей, авторы которых - более трехсот ученых, инженеров и гуманитариев из семнадцати стран мира. Каждую научную публикацию Электрон всегда предварял своим эссе "Представление редактора", кратко и точно формулируя суть статьи.
Между прочим, делалась эта работа бесплатно - Электрон с Юной жили на известную всем израильскую пенсию и занимали деньги на расширение сайта.

Статьи же самого Электрона Юна всегда первой читала и высказывала свои замечания. С полным правом, потому что Юна - кандидат наук по биохимии и вирусологии.

А как замечательно Электрон хвастает! Нет, не семинаром, серьезной работой не хвастают. А вот, например, мебелью. Вся мебель в доме изготовлена им собственноручно и, главное, собственноумно. Во-первых, вся она подгнана под небольшой рост хозяйки. Во-вторых, и это самое интересное, там масса облегчающих жизнь придумок. Например, несколько этажей книжных полок не стоят на прочном основании, как везде, а висят на цепях, прикрепленных к потолку. Это чтобы под ними можно было легко протереть пол. Юнин туалетный уголок над кроватью в спальне, спрятанный за скользящей дверью. Узенькие полочки в самых неожиданных местах, рассчитанные в точности под нужный размер содержимого. Даже немудрящие диваны, стоящие у противоположных стен гостиной, были сделаны один "для женщин", другой "для мужчин" - у них сиденья разной глубины. Много зеркал, зрительно расширяющих пространство, все стеклянные и никелированные поверхности сияют. И все компактно, рационально, удобно, совершенно нестандартно и красиво. И еще - все с учетом ее маленького роста.
А кухня! Немыслимое количество ящиков и ящичков, тоже точно рассчитанные под содержимое.
А продуманное освещение, а удобные полочки, вписанные в разные неожиданные места!
- Обратите внимание - серьезно сказал Электрон - в кухне все сделано под ее рост. Теперь я не смогу с ней развестись - такую маленькую не так просто найти!
Юна тихо улыбалась.

Потом, после чая, мы еще долго сидели. Болтали, рассматривали фотографии их молодежных пеших походов и сплавов по рекам, я листала книги, стоящие на маленькой полочке над компьютером - правильные книги.

Юна и Электрон прожили вместе больше шестидесяти пяти лет. Они были на редкость гармоничной и счастливой парой, а стержнем пары была Юна. Она всегда как бы на втором плане - тихий голос, мягкая улыбка. Но вот она незаметно во-время сменила тему разговора, что-то рассказала, улыбнулась - и понятно, что мир и тепло в доме идут от нее.

Юна прекрасно шила, я видела, как она замечала погрешности в нарядах моих кукол. Настоящая женщина, она любила украшения. Я несколько раз делала бусы для нее, и она всегда им радовалась. Собираясь в Израиль, я брала инструменты на случай починки юниных украшений.
Я старалась зайти к ним несколько раз за приезд. Юна всегда была рада, мы болтали и каждый раз было жалко расходиться.
Привыкшая к широкому кругу друзей, она скучала без общения, но принимать много гостей не позволяло больное сердце. Несколько раз я приводила своих друзей - Наташу, Нелли - поодиночке, чтобы не слишком ее утомлять. Мы старались вывезти ее куда-нибудь хоть раз за мой приезд, она всегда так радовалась. Можно было бы и чаще, но каждый раз все упиралось в отсутствие машины. Хорошо помню одну такую поездку, когда мы с Юной и Нелли сидели на веранде приморского ресторанчика. Юна смотрела на море, я беспокоилась, что ее продует, и вдруг приехала моя племянница и, умница, привезла теплую шаль - так кстати.

Как-то раз Юна сказала, что мечтает поехать в Иерусалим, но здоровье не позволяет.
- А давайте, я с вами поеду, хотите? - спросила я
- Очень хочу!
И мы стали разрабатывать план поездки.
- Что бы вам хотелось там посмотреть?
- Прежде всего, хотелось бы встретиться с интересными людьми, поговорить и послушать. Потом хотелось бы посмотреть непарадный Иерусалим. И парадный. И еще, что успеем.
И я начала продумывать маршрут таким образом, чтобы выполнить все пожелания и при этом не особенно Юну утомлять.
Старый Город - это, конечно, всегда интересно. Но Юна там уже бывала несколько раз лет пятнадцать назад и с мужем и с гостями, а изменений в многовековом Старом Городе вряд ли можно было ожидать. К тому же, там нет транспорта и надо много ходить. Так что Старый Город мы исключили А все остальное вполне можно посмотреть дня за два, не особенно утомляясь.

И вот мы едем в автобусе в Иерусалим.
Дорога в Иерусалим! Бесчисленные повороты, встающие за каждым из них группами белые здания на фоне зелени - и все вверх, вверх...
Много раз я поднималась по этой дороге, и всегда это было праздником. А разделить его с таким понимающим человекам, как Юна - праздник двойной.

От центральной автобусной станции мы на трамвае отправились, прежде всего, в "штаб Наташи". Хотелось отдохнуть от автобуса, поглазеть на иерусалимцев. Ну, и послушать "разговоры", которых так хотелось Юне.
"Штаб Наташи" - мое шутливое название площади на Агриппас недалеко от улицы Яффа. Там русский продуктовый магазин и два кафе с вынесенными на площадь столиками. Наташа в своих прогулках по городу непременно присаживется за один из них. Курит сигаретку, пьет кофе. Если ее нет, можно спросить в кафе - Наташа ая? То есть, была уже? Тебе подробно ответят и передадут все, что она просила. Эта маленькая площадь стоит на перекрестии множества путей. Наташины друзья - а их у нее множество - пробегая по своим делам, непременно присаживаются к ней за столик. Кто на минутку, а кто на часок. Обсуждают массу вопросов - что у кого случилось, какую статью прочли в русских газетах, что завезли в книжный, кто приехал из России, какие новости привез от общих знакомых - да мало ли что. Посидели мы с Юной за этими разговорами часа три. Она очень радовалась общению. А потом пошли смотреть Иерусалим непарадный.

Я люблю непарадный Иерусалим. Его узенькие улочки. Дома, слепленные по мере надобности как ласточкины гнезда.



Юна, как бывалый путешественник, с рюкзачком за плечами. А я по-дамски, с сумочкой.

Здесь - конечно, здесь, где же еще ему быть - знаменитый ресторан "Кенгуру". Вон стрелочка на стенке справа. Его содержит грузинская семья, там на втором этаже грузинская посуда и картины, там подаются замечательные грузинские блюда - но назвали ресторан "Кенгуру".





В Кенгуру все очень вкусно, я как-то раз обедала там по случаю. Но мы туда не пойдем - дорого там.

В этом непарадном Иерусалиме в захламленном дворике можно увидеть вделанную в стену вот такую мозаику.



Здесь мое любимое кафе "Тмоль-Шильшом" (в буквальном переводе "Вчера-позавчера", а в небуквальном "Давным-давно" - это, говорят, цитата из Агнона).
Это студенческое кафе. Здесь можно не только поесть, но и купить или поменять книги, сюда забегают студенты пообедать, а обслуживают официанты из студентов. Некоторые из тех, кого я сюда привожу, недовольно морщатся - что это за кафе, забегаловка какая-то! Но на этот раз я не сомневалась - Юна-то оценит все правильно.
Бродя по закоулкам непарадного Иерусалима, мы изрядно устали и перед расставанием зашли сюда пообедать.



Мой любимый столик с креслом - но он был занят



И мы с Юной нашли другой.



Мне кажется, заметно, как она довольна
Мы полюбовались на интерьер, напились чаю с пирожными и расстались, договорившись встретиться утром, чтобы смотреть Иерусалим парадный.

И вот мы идем по парадному Иерусалиму, который уже как бы не совсем Иерусалим.
Улица Мамилла, парадней не бывает.
 В последние годы здесь был построен тщательно продуманный ансамбль очень дорогих домов, которые покупаются богатейшими евреями мира и используются ими обычно для отдыха.



Улица Мамилла соединяет этот квартал со Старым Городом и выходит прямо к Яффским воротам. Это прогулочная пешеходная улица с дорогими магазинами и кафе.
Я показываю Юне эту улицу, нарядную толпу гуляющих, религиозных и светских





Рассказываю о судьбе старинных зданий, находившихся на месте строительства. Архитекторы приняли замечательное решение - дома были разобраны с указанием номера на каждом камне и после укрепления стен собраны снова.



На фотографиях видны цифры на блоках. По-моему, эти дома очень хорошо вписались в современный интерьер улицы.
Юне было интересно все -  эти разобраные и вновь собраные дом, и люди на улице, и выставка скульптур и картин, всегда разная. Выставки на Мамилле обычно тематические, в этот раз темой были библейские сюжеты.





Работы, в основном, рассчитаны на вкусы покупателей. Были там не только библейские мотивы.
Фотографии выставки опускаю - этот рассказ не о Мамилле. а о Юне.
Вот эта птичка ей понравилась.



Через два часа прогулки по Мвмилле мы устали и зашли в кафе.
Юне все было интересно.
Вот девочки-школьницы забежали после уроков



Солдатки в отпуске у окна с видом на квартал Мамилла


Терраса кафе с видом на стену Старого города



Мы посидели в кафе, отдохнули и поехали обратно в Ашдод. Экскурсия обошлась без эксцессов, Юна была счастлива, а я рада. что доставила ей такое удовольствие.

Когда я бывала в Израиле мы, конечно, виделись. А в остальное время переписывались и обменивались сообщениями. Юна говорила:
Пришлют смешную шутку, думаю - с кем бы поделиться? Только с вами!

Но с течением времени она писала все реже, иногда подолгу не отзывалась.
В 2016 году скончался Электрон, Юна осталась одна. Года через два стало ясно, что жить одной ей  не позволяет здоровье, надо было подыскать круглосуточную метапелет. Дело это нелегкое.
Год назд я приехала в Ашдод, зашла к Юне и расстроилась. Метапелет, ее звали Женя, была женщиной добросовестной, но совершенно невежественной. Очень высокая - низенькая Юна не доставала ей до плеча - она сразу переделала построенную Электроном под небольшой юнин рост кухню так, как ей хотелось. На протесты отвечала: "Да вам ведь ничего делать не надо, вы себе сидите, я и подам, и уберу, а мне так удобнее". Делала все в доме по своему разумению, как привыкла у себя в Молдавии, а умницу Юну искренне считала слабоумной немощной старушкой.
Юна выглядела грустной и на прощанье тихо сказала мне:
 - Что ж, видимо, настал в моей жизни такой этап. Надо приноравливаться, придется соответствовать.

Когда приехала юнина дочка, она сразу уволила Женю, нашла другую метапелет. Но Юне уже недолго оставалось жить.

Хотя Юна почти не могла писать мне в последний год, я очень чувствую утрату в эти два месяца, после ее ухода. Нет-нет, да подумается: "О! Это Юне было бы интересно, надо написать!"
Мне очень повезло, что жизнь свела меня с такими замечательными людьми, с Юной и Электроном.
Светлая память им обоим!


 -

Дань восхищения

Лет десять назад обстоятельства сложились так, что по приезде в Израиль я не могла сразу остановиться, как обычно, в Ашдоде у сестры. А видеться с сестрой мне, конечно, хотелось. И вот мне пришла в голову нахальная мысль - нельзя ли попроситься переночевать два дня у одной симпатичной френдессы из Ашдода?
Наверное, когда люди общаются в блогах, возникает какое-то представление друг о друге, так что разрешение я получила мгновенно. Тогда я и познакомилась с Юной и Электроном.
Юна - это Инна Иосифовна Гумина. Поскольку в своем блоге она назвала себя Юна, я так ее и называю. А Электрон - это не псевдоним, а имя, данное при рождении.
Со времен нашего знакомства, все эти десять лет я, приезжая в Израиль, стараюсь хоть несколько раз побывать в их теплом доме.
Юна и Электрон прожили вместе шестьдесят шесть лет! Год слишним назад Электрон ушел из жизни. Недавно, впервые после его кончины, Юна смогла хоть немного о нем написать. Вот ее рассказ "Тумбочка".

Простая фабула - жена просила мужа сделать ей тумбочку к компьютеру. Муж умел и любил мастерить, вся мебель в доме была сделана его руками. Но он был занят главным делом своей жизни и никак не мог собраться выполнить просьбу. Все обещал и обещал. Потом он заболел и умер. Жена с дочкой пошли в магазин и купили тумбочку.
Вот и вся история.
Но этот щемящий рассказ, конечно, не о тумбочке - он о любви. Пожалуйста, пройдите по ссылке и прочтите его!,
https://yuna28.livejournal.com/71670.html

Мне тоже хочется написать об Электроне. Не только для того, чтобы хоть немножко порадовать Юну, но и чтобы просто вспомнить об этом необыкновенном человеке и рассказать о нем тем, кто не знал его.
Тогда, десять лет назад, Юна и Электрон впервые открыли передо мной входную дверь - она, маленькая женщина с сияющими глазами и он, массивный, шумный, веселый, подвижный. Познакомившись, сразу заявил: "Сейчас я буду хвастать",- и повел меня на экскурсию по квартире.
Скажу я вам, там-таки было на что посмотреть и чему удивиться. Безусловно, вся мебель была выполнена тщательно. Но главное - столько разных придумок! Книжные шкафы, висящие на цепях - чтобы можно было легко протереть пол под ними. Юнин туалетный уголок над кроватью в спальне, спрятанный за скользящей дверью. Узенькие полочки в самых неожиданных местах, рассчитанные в точности под нужный размер содержимого. Даже немудрящие диваны, стоящие у противоположных стен гостиной, были сделаны один "для женщин", другой "для мужчин" - у них сиденья разной глубины. Много зеркал, зрительно расширяющих пространство, все стеклянные и никелированные поверхности сияют. И все, как и написала Юна в своем рассказе, компактно, рационально, удобно, совершенно нестандартно и красиво. И еще - все с учетом ее маленького роста.
А кухня! Немыслимое количество ящиков и ящичков, тоже точно рассчитанные под содержимое.
- Обратите внимание - серьезно сказал Электрон - в кухне все сделано под ее рост. Теперь я не смогу развестись, такую маленькую не так просто найти!
Юна тихо улыбалась.
Потом, после чая, мы еще долго сидели. Болтали, рассматривали фотографии их молодежных пеших походов и сплавов по рекам, я листала книги, стоящие на маленькой полочке над компьютером - правильные книги.

А сделать тумбочку для Юны Электрон так и не успел. Торопился как можно больше времени уделить главному и любимому своему делу, к которому, как писал, он шел всю жизнь Конечно, это была не мебель.

В юбилейной статье "Электрон - имя собственное", опубликованной в израильской газете "Вести" седьмого января 2016 года к его девяностолетнему юбилею, подробно рассказано о главном деле доктора Электрона Добрускина.
http://www.elektron2000.com/article/1725.html
Я же напишу коротко, просто чтобы как-то выразить свое восхищение этим необыкновенным человеком.
Главным делом его жизни был Электронный Научный Семинар.
Ашдодский семинар был создан в 2004 году Константином Бравым. Я еще жила тогда в Стране и даже присутствовала на нескольких первых собраниях. Приходили обычно человек пятнадцать-двадцать. Господину Бравому, прекрасному хозяйственнику, удалось тогда получить от кнессета какие-то небольшие деньги на развитие семинара. Помню, он привлек к семинару даже знаменитый Ротари-клуб.
Электрон вошел в объединение через год. Он сам придумал себе должность ученого секретаря. Поначалу заседания были устными. Через несколько лет Электрон создал сайт "Электронный Научный Семинар" и количество участников выросло во много раз. География семинара расширилась, появились участники как из разных районов Израиля, так и из-за рубежа.
И этот проект Электрон создал практически в одиночку на девятом десятке лет, на самом современном уровне! Господин Бравый при этом уже не присутствовал.
Сайт семинара - elektron2000.com - ежедневно посещали сотни пользователей. Сайт содержит единовременно около шести сотен статей, его авторами являются более трехсот ученых, инженеров и гуманитариев из семнадцати стран мира. В рамках направления "Общественная экспертиза проектов" с привлечением широкого круга экспертов из разных стран сайт посещали до тысячи человек в день.
Задачу семинара Электрон формулировал так: "Расширение и совершенствование общения в постоянно увеличивающейся мировой группе русскоязычной интеллигенции".

Электрон почти двенадцать лет практически один поднимал эту махину. Между прочим, бесплатно, живя на известную всем израильскую пенсию и занимая деньги на расширение сайта - по добыванию их он специалистом не был.
Статьи семинара зачастую содержат сложные и различные по теме материалы. Но каждую научную публикацию, техническую или гуманитарную, Электрон всегда предварял своим эссе "Представление редактора", кратко и точно формулируя суть статьи. А ведь ему еще приходилось работать с обильной почтой, решать технические проблемы сайта, совершенствовать и расширять рассылку.
Статьи же самого Электрона Юна всегда первой читала и высказывала свои замечания. С полным правом, потому что Юна - кандидат наук по биохимии и вирусологии. Но главное - не регалии, а ее негромкая полная достоинства мудрость, которой я всегда восхищаюсь.

В последнее мое посещение Электрон только ненадолго выглянул из кабинета. Он уже плохо себя чувствовал, знал свой диагноз и торопился успеть сделать как можно больше.
В интервью за год до ухода он говорил: "У меня большие жизненные планы! Жить очень интересно - чего и вам желаю! Ведь это не я держу сайт, это он держит меня на земле".

Светлая память Электрону Добрускину, талантливому и радостному человеку. Он любил жизнь, до конца жил азартно, на полную катушку, и за свою, к счастью, долгую жизнь успел сделать много хорошего

Электронный научный семинар

Девятого ноября прошлого года ушел из жизни Электрон Добрускин, создатель и единственный бессменный редактор Электронного научного семинара (ЭНС)

Мне посчастливилось знать этого уникального человка, поднимающего такую махину практически в одиночку, без всякой помощи от государства. Будучи при этом человеком не очень здоровым и совсем немолодым - незадолго до ухода ему исполнилось девяносто лет.
Посчастливилось бывать в их доме, провести несколько вечеров с обаятельным Электроном и его милой нежно мной любимой женой Юной, услышать, как он весело хвастает собственноручно изготовленной мебелью, снабженной разными его хитростями и придумками.

Сегодня на сайте ЭНС 615 статей из Израиля, России, Соединенных штатов, Украины, Германии, Грузии и Казахстана, Англии, Франции, Нидерландов, Канады, Испании, Норвегии , Японии, Швейцарии и Австралии по самым разным направлениям науки.. Все они отредактированы Электроном и снабжены его емкими краткими аннотациями.

Электрон Добрускин так определял задачу семинара:
- Расширять и совершенствовать общение в среде русскоязычной интеллигенции. Это самостоятельная социальная группа мирового, а не только израильского сообщества. И она по известным причинам не уменьшается, как ожидалось, а, наоборот, увеличивается. Новые возможности, которые даёт сетевой семинар, позволяют самым широким кругам этой группы получать и отдавать информацию, непосредственно обсуждать актуальные проблемы общества, расшатывая одни и укрепляя (а то и создавая) другие основы общественного сознания.

Электрон Викторович занимался журналом практически до последних дней своей тяжелой болезни. Сентябрьский номер вышел еще под его редакцией.
В январе появился следующий номер семинара. Профессор Евгений Плоткин опубликовал там призыв:
Все хорошо знавшие Электрона (да будет благословенна его память) считают, что наилучшим способом увековечить его память будет продолжение его детища – Электронного научного семинара (ЭНС).
Великолепно понимая, что практически невозможно найти близкую к равноценной замену в лице одного Главного редактора, мы считаем наилучшим вариантом создание редколлегии, которая сможет продолжить ЕГО ДЕЛО.

И вот вышел следующий номер ЭНС с подзаголовком
Последнее обновление - 02.03.2017 19:12
. Как радостно было увидеть знакомый логотип!

В разделе "Последние поступления"
Статья "Восьмая держава"
Автор профессор Амусья Мирон, Израиль
23.02.2017
Кажется парадоксальным применение термина ДЕРЖАВА к нашей маленькой стране. Но если внимательно прочесть предлагаемую вниманию читателей статью профессора Мирона Амусьи, то хочется с ним согласиться.
Статья "Вашингтонский крысолов остается"
Автор Борис Гулько, шахматист, США
http://www.elektron2000.com/article/1884.html от 29.01.17
Безусловно, избрание Дональда Трампа президентом США и его инаугурация 20 января стали, пожалуй, самыми важными и интригующими событиями последнего времени. Поэтому пристальное внимание редакции ЭНС привлекла публикация на сайте http://club.berkovich-zametki.com/?p=27131 статьи Бориса Гулько под названием Вашингтонский Крысолов остаётся. Нам, конечно, более близки и понятны международные последствия провальной политики Обамы, тогда как для жителей США важнее внутренние проблемы, ибо своя рубашка ближе к телу. Именно этим обстоятельством, по-видимому, обусловлена столь неполиткорректная резкость этой замечательной статьи.

Спасибо редколегии журнала за сохранение интересного и нужного детища Электрона Викторовича Добрускина!

Сбор, хранение в электронном виде воспоминаний, личных дневников, записных книжек и др.

В моей ленте, кроме четырех признанных писателей, много пишущих просто для себя и для друзей. Вроде меня самой, например. Не хотите ли вы, дорогие друзья, оставить свои материалы на хранение на специальном сайте?
Взято от
kurchatkianato
http://kurchatkinanato.livejournal.com/96599.html

Существует специальный сайт «Пережитое», который как раз занимается сбором, хранением в электронном виде таких воспоминаний, личных дневников, записных книжек и прочая, прочая.Вот адрес сайта «Пережитое»: http://prozhito.org/about.
Вот цитата из него, где говорится о целях и задачах проекта. Проект рассчитан на долгие годы, открыт для всех, создатели его, судя по всему, надеются, что дело, начатое ими, будет продолжено и после них:
« Перспективными задачами “Прожито” являются:

Создание электронного архива источников личного происхождения, включающего в себя не только личные дневники, но и записные книжки, переписку и пр.

Создание стандарта электронной публикации источников личного происхождения и инструментов для исследовательской работы с ними.

Расширение географических и хронологических рамок проекта и превращение “Прожито” в мультиязычную публикаторскую площадку, включающую в себя материалы на разных языках и разных периодов. http://kurchatkinanato.livejournal.com/

Умер Электрон Добрускин, прекрасный светлый человек

Знать его - означало любить и восхищаться им. Все, кто его знал, понимают, насколько слово "был" невозможно связать с этим жизнерадостным, деятельным, умным человеком. Последний номер своего "Электронного журнала" он выпустил совсем недавно. Светлая ему память! Соболезнование Юне, Свете и всей семье!

Тяга к науке и борьба за социальную справедливость

В блоге r_l приведены стихи народовольца Николая Морозова.

В мире вечного движенья,
В превращеньях вещества,
Возникают на мгновенья
Все живые существа.

Но, возникнув на мгновенье,
Знать уж хочет существо:
В чем же вечное движенье?
Что такое вещество?

В стихотворении, как и в любом литературном произведении, можно без труда увидеть самого автора с его задумчивостью, с его чуть иронической улыбкой. Написавший такие стихи рожден ученым и должен жить размеренной жизнью размышляющего человека.

Однако, вместо науки Николай Морозов занялся переустройством общества, за что был осужден на пожизненное одиночное заключение. Теперь у него появилось время для науки. За двадцать три года, проведенные в одиночном заключении, он написал двадцать шесть томов рукописей и работу «Периодические системы строения вещества». На вопрос, как ему удалось разработать свои "Периодические системы", находясь в одиночке, он отвечал:
- Я не сидел в крепости, я сидел во Вселенной.

Что, что заставляло его, прирожденного ученого, участвовать в организациях "Земля и Воля" и "Народная воля", принять их убеждения, отказаться от научной работы, подвергать риску свою жизнь?

По ассоциации с постом r_l - о, эти вечные ассоциации! - я вспомнила своего школьного друга, Эдика М.
В седьмом-восьмом классе Эдик выучил школьную программу по математике и перешел к институтской. Тогда же он что-то такое изобрел, о чем сосед-инженер сказал, что вообще-то, это уже изобретено, но мальчик же не знал...
В школе он скучал и развлекался, как мог - сочинения, например, писал исключительно в стихах. И все чаще интересовался социальными темами. И вот однажды, уже в десятом классе, Эдик единолично выпустил стенгазету. В той стенгазете он опубликовал свою поэму о школьной жизни, нарисовал карикатуры на всех девочек класса (кроме меня, однако) :). Но, главное, высмеял школьную общественную жизнь. За давностью времени помню только, что он назвал учком просто придатком школьного педсовета. Это было абсолютной правдой и непонятно было, кому понадобилась эта игра в демократию - но подобные высказывания вызвали в дирекции шок. Поднялся страшный шум, и Эдика исключили из школы (бедная его мама!). Все мы очень его жалели. Были уверены - в институт он теперь не поступит, и расстраивались - что же его, такого способного, ждет в жизни?
А он получил аттестат вечерней школы и блестяще поступил на самый престижный в то время физикотехнический факультет, набрав тридцать баллов из тридцати.

После второго семестра он понял, что его интересует совсем другое. То есть, то ли он попал в группу с уклоном в физику, а его заинтересовала химия, то ли наоборот, не помню. Он подал заявление о переводе в другую группу - но к тому времени уже успел написать курсовую. Руководитель сообразил, с кем имеет дело, не захотел расстаться с перспективным студентом и добился отказа в переводе. Тогда Эдик, долго не думая, институт бросил. Поехал с курсом на целину, сошел на полдороге на какой-то станции, и мы потеряли его из вида на долгие двадцать два года.

Через двадцать два года разнесся слух, что приехал Эдик. Из Казахстана, всего на недельку. Встретились, начали расспрашивать, он охотно рассказывал.
Оказывается, когда сошел с поезда, он как-то сумел совсем без денег добраться до Томска и поступил там в Томский политехнический на интересующую его специальность. Все было замечательно интересно - но на второй год институт начал строить новый корпус общежития. Тогда только что вошли в моду способы строительства с участием жильцов. Эдик включился в работу со всей энергией и очень скоро стал председателем студенческого комитета. Корпус построили, а коллектив сработался и расставаться не захотел. Пытались организовать еще какое-то строительство, их не поддержали, они начали критиковать комсомол, их обвинили в попытке дублирования комсомольской организации... В общем, Эдика исключили из института. Но только на год, направив на завод для перековки. На заводе он за год ничего натворить не успел - видимо, контингент не тот - и благополучно восстановился в институте. Но еще через год опять начал борьбу. На этот раз - за изменение учебного процесса. Что-то не было включено в процесс, чем он как раз начал интересоваться. Его опять исключили, теперь уж насовсем.
Он уехал в Алма Ата, поступил в институт там - и на этот раз закончил. Женился. Жена казашка, астроном, работают вместе на астрономической станции в горах над Алма Ата - райское место! Двое детей, девочка и мальчик.

- Занимаешься наукой? Защитился?
- Да нет. Наукой - не особенно. Все, понимаешь, что-нибудь мешает. То друзьям надо помочь - я за это время уже три диссертации написал - то в горы тянет. Знаешь, что такое подняться на перевал, где вечные снега, увидеть внизу Иссык-Куль, спуститься и вбежать прямо как был, в одежде, не раздеваясь, в синюю воду?

Я думаю, если бы он попал в одиночное заключение на несколько лет, как Николай Морозов, он бы тоже "сидел не в одиночке, а во вселенной". Должно быть, увы, это единственный способ борьбы со склонностью к разбрасыванию.

Был ли Морозов счастлив? Благословлял ли свой искусственный отрыв от социальной жизни, давший возможность заниматься, наконец, наукой?
Был бы счастливее Эдик, работая в науке в полную силу - вот что мне хотелось бы знать. Такие мозги пропали!
Неужели полученные от рождения таланты можно добровольно выбросить и ничем за это не заплатить?

ЛЮБОВЬ И ШАДХЕН

Ну, что такое любовь - считается, каждый знает. Правда, каждый понимает по-своему - но знает. Или думает, что знает.
А шадхен - это еврейский сват. О роли шадхена лучше всего написала Нелли ottikubo в прелестном рассказике под названием "Нехорошо человеку быть одному".

"Для всего есть профессионалы. Мясо продает кацав. Хлеб - булочник. Лечит доктор. Детей учит меламед. А правильную пару одиночке находит шадхен. И будьте спокойны - находит профессионально! Вдове с детьми - вдовца с детьми. Хромому - некрасивую или глуховатую, какую другой не возьмет. Красавице из хорошей семьи - талмид хахама (это одаренный знаток торы). Богатому придурку - бедную умницу. Старику - пожилую. Хорошей женщине, у которой брат в тюрьме - работящего мужчину, у которого сестра в психиатрической больнице. Это целое искусство - подбирать по справедливости. И у нашей общины - нерелигиозных - искусство утерянное".

Прочла я это замечательное описание и, как всегда, тут же на ум пришли "и мои пять копеек".
Пришли-то пришли... Но скушное существование в реале так мешает блестящей жизни онлайн! Да я еще ошибочку сделала - сболтнула, что хочу вот, в пандан неллиному рассказу, написать свой на эту же тему. А что гласит народная мудрость? Народная мудрость, озвученная одним действительным статским советником, председателем Комитета иностранной цензуры, гласит: "Молчи, скрывайся и таи!"
И в самом деле. Ведь выразить намерение - это уже почти сделать. Почти утолить желание сделать. И если бы не пинали меня, ленивую, любопытные друзья, обещанный рассказик благополучно почил бы, как многие другие, в глубинах памяти, в разделе благих намерений.
Итак, обещанные пять копеек. Надо только предупредить особенно нетерпеливых читающих, что шадхен появится ближе к концу, а начать придется издалека.

Году эдак в восьмидесятом в недрах высокого синклита, определяющего тогда некоторые параметры нашей жизни, возникла мысль, что мало, мало у нас еще высокообразованных специалистов в одной отрасли, крайне важной для утирания носа американцам. Мысль была спущена по инстанциям. По мере спуска она обрастала деталями и увенчалась вызовом в одну из инстанций известного ученого и распоряжением: группу по подготовке нужных стране специалистов - создать!
Ученый этот был действительным членом союзной и нескольких иностранных академий, альпинистом, любителем абстрактной живописи и вообще, персонажем сомнительно советским. Что поделаешь, инстанциям приходилось с этим мириться. Тем более, подступали "времена вегетарианские".
Академик, человек желчный и не склонный к сантиментам, поставил два условия. Первое - программу обучения составляет он сам, собеседование при поступлении тоже ведет он. Второе - не справившихся с учебой гнать беспощадно. Даже если закончит обучение только один человек из поступивших.
Инстанции пришлось согласиться.
Через некоторое время было объявлено о наборе в группу с обучением по программе академика такого-то и работой впоследствии по одному из перспективнейших направлений. В желающих недостатка не было. Академик отобрал двадцать пять человек и учеба началась.

Среди поступивших была девушка из столицы одной из среднеазиатских республик, впоследствии - отдельного среднеазиатского государства. Недавно это государство приняло изменения своей конституции, сводившиеся к несменяемости Президента в течение всей его жизни. Возраст кандидата в президенты изменялся таким образом, чтобы в 2020 году Президентом мог стать сын нынешнего.
Но к этому времени Лера была уже далеко и от среднеазиатского средневековья и от российского "особого пути".

Нерелигиозные еврейские родители назвали девочку при рождении римским именем Валерия, в семье ее звали Лера.
С раннего детства в Лере бушевала невиданная энергия. Лет в семь она самостоятельно записалась в знаменитую тогда в Союзе школу плавания и через весь город бегала на утренние тренировки до начала уроков в школе и вечером в пять часов - на вечерние тренировки. Лерина мама была очень строга. "Уроки-не уроки, но чтобы к моему возвращению с работы в квартире был чистый пол, овощи вымыты, почищены, лежали каждая в отдельной миске и никаких следов готовки! Приду с работы - сразу должна взяться за обед," - говорила она. Легко ей было говорить "уроки-не уроки" - она знала, что отметка ниже пятерки для дочки катастрофа. "А на тренировки твои я и вовсе ничего не хочу списывать. Хочешь тренироваться - тренируйся, это твое дело, а дома чтобы все было сделано!"
Впрочем, тренировки лет в двенадцать пришлось прекратить. Обычно здоровая, Лера как-то раз простыла. Мама отвела ее к знакомому врачу, врач взяла анализы и сказала: "Не в передачу никому ни в коем случае, но из этой спортивной школы Леру заберите немедленно. То, что им там дают - совсем не витамины".
И мама Леру из школы забрала. Не помогли слезы и вопли: "Мы олимпийский резерв! Я вообще не ваша, я государственная!" Со спортивной карьерой было покончено.
Тем больше времени оставалось на чтение. Романы заглатывались в перерывах между школой и танцами, мечты распирали сердце. Самая главная мечта - учиться в Ленинграде! Нева, мосты, Эрмитаж! Ромааантика! Счастье в чистом виде! Это вам не Средняя Азия, где перед выходом из дома родители проверяли, заправлен ли у дочки джемпер в брюки, а нарядную одежду и туфли на каблуках приходилось нести с собой в сумке.
Без особых эмоций получив свою золотую медаль, Лера полетела в Ленинград. Тут как раз подоспело объявление о наборе в группу академика. Учиться у Академика! И такая специальность! Ромааантика! А конкурс десять человек на место - так даже интересно. Лера, не раздумывая, подала заявление.
Никакие медали академик в расчет не принимал, все сдавали на общих основаниях.
Видно, было в этой девушке еще много чего, кроме романтики, если ей удалось пройти и конкурс, и экзамены, а главное - собеседование.
И началась студенческая жизнь.
Продолжение завтра

"Философский пароход" в муравьином сообществе

Новосибирский биолог Жанна Резникова — один из самых известных у нас в стране специалистов по поведению муравьев и прочих животных. Да не только в России — ее книга Animal Intelligence: From Individual to Social Cognition вышла в издательстве Кембриджского университета.
В интервью с г-жой Резниковой http://scisne.net/a-1777 она рассказывает о делении муравьиного сообщества на классы воинов, собирателей корма и разведчиков. Разведчики - так сказать, элита муравьиного сообщества. Привожу выдержки из этого интервью.

Особенно интересен в интервью момент исследования роли разведчиков.
Главное качество для муравья, который ищет новые источники пищи, — это ум. Они должны хорошо ориентироваться, помнить дорогу, уметь передавать информацию другим муравьям, которые потом пойдут эту пищу собирать. Это интеллектуальная элита муравьиного сообщества. Муравьи-разведчики, способные улавливать закономерности и использовать их для оптимизации сообщений, составляют всего 0,2–0,3% населения муравейника. Это интеллектуальная элита.

Был проведен такой эксперимент.
Муравьев-разведчиков отселили из лабораторного гнезда на отдельную арену. Жанна Резникова сравнивает это с отплытием «философского парохода». Напомним, в 1922 году по приказу Ленина из России были высланы ведущие философы и ученые: Николай Бердяев, Сергей Булгаков, Семён Франк и многие другие. Хорошо, что не посадили и не расстреляли, но всё равно — страна лишилась достойных умов.
Вот и в лаборатории интеллектуальная элита муравьев покинула родину и стала объектом исследований, которые устраивает интеллектуальная элита людей. Один эксперимент, второй, третий…

Выяснилось, что, оставшись без интеллектуалов, муравьи забаррикадировались в своем гнезде и отказались принимать пищу. Сначала некоторые еще выходили за едой и подкармливали остальных (в каком-то смысле у муравьев коллективный желудок). Но потом наступил тотальный бойкот. Насекомые начали вымирать. Прежде чем ученые спохватились и досрочно прекратили эксперимент, погибла чуть ли не половина муравейника. При этом в контрольном гнезде, откуда не забирали интеллектуалов, всё было нормально.

— Знаете, что забавно, — размышляет Резникова, — относительная численность муравьев-разведчиков сравнима с долей выпускников Новосибирского государственного университета, если рассматривать Новосибирск как муравейник…
Похоже, история с муравьями — это притча о роли интеллектуалов в обществе. Если их изолировать, общество ждет беда.

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №3 (05) за март 2015 г.