Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

О манипулировании

А вот был такой случай.
Мы идем гулять в парк. Грише шесть лет, Соне четыре. Соня недавно научилась читать и теперь никуда не ходит без книжки. Мы только миновали двор, вдруг Соня обнаруживает, что книжку забыла дома. Скандал! Без книжки она не пойдет. Я ее знаю, она не тот человек, которого можно переупрямить.
- Гриша - говорю я - сбегай, пожалуйста, принеси ей книжку!
Гриша возмущен.
- Бежать через весь двор туда и обратно только из-за сониной книжки! Да не нужна ей книжка, она просто выделывается (что правда). Хочет похвастать в парке, что читать умеет!
- Ну. хорошо - коварно говорю я - Не хочешь туда и обратно - подожди нас тут, пока мы с Соней сходим домой за книжкой.
Гриша - человек принципиальный, конечно, но осторожный. Он не любит оставаться один в подозрительных местах. Он не согласен.
- Ну, хорошо - еще более коварно говорю я - не хочешь оставаться один, тогда мы с тобой пойдем за книжкой, а Соня нас тут подождет.
Гриша от возмущения не может говорить, он хватает воздух, как рыба.
- Бабушка - говорит он - ты же еще не такая старая, чтобы не соображать! Ты что, собираешься оставить тут ребенка одного? Ладно уж, сбегаю.
Что и требовалось.
Но дома у нас идет многолетний спор о допустимости манипулирования чистыми детскими душами.

Поздравление

Что касается итогов 2020.
Согласно счетчику, итоги моего ЖЖшного года - пятьдесят шесть постов, 717 комментариев и отметок.
Популярные категории - общество, литература, религия.

С Новым Годом, друзья и френды!
Прекрасного всем вкуса и отличного обоняния в новом году!

Домовой рассказывает



Ушел я от нее. А ведь как любил, как заботился! Но ушел.
Вот я вам расскажу.
Да ведь и она меня любила. Поначалу-то. Пупок мне смастерила и камушек сверкающий к нему приделала. Мы-то,  домовые, у нас пупков не бывает - мы не рожденные, мы всегдашние.  И я  этом доме жил всегда. Потом вдруг она. Я ее сразу приметил - меня никто не видел, а она узнала. О, говорит, Домовой.  Кешей назвала.
Наряжала меня! Трусы шелковые сшила - вот, глядите.  Вышила на них серебряной ниткой Ла Сенза. Это вы не знаете, это название мастерской, самой лучшей.
Главное, куртку мне справила красного бархату. Уж такая красивая, мягкая!
И все-то она меня по голове гладила, прической моей любовалась.Collapse )

Письмо Михаила Жванецкого Эльдару Рязанову

Михаил ЖВАНЕЦКИЙ - Эльдару РЯЗАНОВУ
Эльдар Александрович!
Не знаю, что-то есть в нашей жизни, в этой пыли, в этой грязи такое очаровательное, такое приятное, что вызывает тоску по Родине прямо у живущих в ней.
Сегодняшняя жизнь – для всех загадка.
Всё странно.
Всё непонятно.
А посередине живем мы.
Смотрим вокруг глазами идиота.
Вроде нравится... Авто, магазины, огни, дома...
Но мат, но порнуха, но грязь...
Мы никогда не знали, что у мужчин и женщин главное – тело.
Даже не глаза – а задница.
Ну, коли сегодня мозги не главное – население как-то отошло в сторону.
Как-то свежим дыханием и торчащей грудью мы никогда не отличались.
Если что-то торчало за пазухой – это был ворованный водопроводный кран или банка кофе.
Так что по красоте тела мы здорово в стороне.
У нас вот это: образование... Потом литература... Потом наука...
А нам неожиданно замерили талию и таз.
А перхоть, а прокладки, а «бленд-а-мед» – все, чтобы выглядеть, и ничего, чтобы соображать.
И в фильмах подробно – как проломить голову, и ничего – чтобы ее наполнить.
Как-то уж сильно больно мы не нужны.
Приходи, смотри, купи, звони.
От этой жизни в виде водорослей мы тупеем со скоростью сто человек за передачу.
И тихо смотрим на буйство красок вокруг.
Может, сейчас не наше время?
А когда оно было нашим?
Прежде – Советская власть.
Ныне – Рекламная власть.
Все тебе говорят, что делать, что носить, куда ходить.
Ну хорошо, с их помощью мы от перхоти избавились и кончики волос у нас мягкие.
Как-то не хотелось бы считать это смыслом жизни.
Добиться нашей сельской труженице размеров 90-60-90 при ватнике и сапогах?
И это все для кого?
Для мужа нашего?
Да у него самого 30 на 20 на 28, имея в виду глубину мысли и широту души.
Так что когда еще нам светит быть принятыми в европейских домах, даже без перхоти и с душистым дыханием.
В общем, жить мы среди мюзиклов и «дьюти фри» живем, но как-то потерянно.
Всё ищем, ищем свое место и не можем никак отыскать.
Здорово все-таки нас приучили не думать о себе.
То время кончилось.
Язык кино и Чикаго стал переводим.
Мы уже знаем, что такое убивающий гангстер и преуспевающий адвокат.
Мы еще не знаем, что такое завод Форда и Катерпиллера, но хорошо знаем, что такое доллар и ищем, ищем и находим понемногу, входя в этот мир с недоверием и удивлением.
И судорожно, как деревенский мальчик, держим свой фанерный чемоданчик, где среди самого необходимого – две-три книги Булгакова, два куска мыла, одна зубная щетка, две песни Окуджавы, три песни Высоцкого и три картины Эльдара Рязанова.
И, может быть, несколько строк автора этих строк.
Целую, жду, пишу.

Писатель? Юморист? Скорее, философ

полчаса назад
<input ... >
New entry by jennyferd.
О Боге. О счастье. О нас
Михаил Жванецкий


Божественное
Бог есть. Это доказано или докажут на днях.
Бог в таланте человеческом.
Бог в доброте и помощи.
Творчество есть деяние Божие.
Наша память — его записи нам на будущее.
Вдохновение — когда после сосредоточенности рождается что-то незнакомое автору — результат встречи с Ним.
Конечно, Бог неясен, неконкретен, незнаком.
Бог в интуиции.
Он в перемене настроения.
Бывает настроение хорошее, что бы ни происходило, потому что всё! — Потому что больше в плохом быть нельзя.
Это Он в настроении.
Вы забыли, что произошло, а настроение осталось.
Он в почерке, и в расстановке букв, и в походке, и, кстати, в отпечатках пальцев.
И в сомнениях, и в ужасе, и в панике перед победой, и в тревоге после нее.
То есть Он там, где что-то делается. Он там, где работает человек...

Счастье
Я так стар и спокоен... что желаю вам счастья. Счастье — случай.
Говорю как очевидец, как прагматик.
Счастье, если тебе приносят ужин, а ты не можешь оторваться от своего текста.
Счастье, когда ты выдумываешь и углубляешься, а оно идет, идет, и чувствуешь, что идет.
Такой день с утра, за что бы ты ни взялся. И вокруг деревья, и солнце, и пахнет воздух, и скрипит снег, а ты тепло одет. Или в дождь, когда ты в плаще на улице и льет, а ты стоишь.
И счастье — это человек.
И путешествие не путешествие, и Африка не Африка, если его нет.
А один маленький, нежный, невозможный.
Как мучительно счастливо, как больно и отчаянно, как слезы от немощи выразить ему.
Ты только смотришь на него…
Твои глаза как два прожектора.
Ты светишься, ты светишься.
Она существует. Эта мучительная борьба нервов.
Эта тревога рядом и боль вдали. Это мучение, так мало похожее на радость.
И рождается между сердцем и дыханием.
И только потом, когда спадает высокая температура, ты поймешь, что это было.
А этот маленький и нежный, весь твой, ребенок или женщина.
Он приходит и занимает весь дом, всю душу.
С ним идешь и удивляешься.
С ним впервые видишь и рассматриваешь книги и травинки и начинаешь понимать кошек и собак, чувствуешь добрые руки угрюмого человека и говоришь, говоришь, говоришь.
Стены переходят в улицу, улица в лес.
А ты говоришь, как будто никогда этого не делал. Пропадает стеснительность, исчезают корявые слова, и ты говоришь, говоришь, говоришь...

Научимся
Почему мы обращаемся к Всевышнему в горе?
А ведь иногда можно и поблагодарить.
Можно такие же эксперименты предпринять и пониже.
Люди, живущие чище нас, давно это делают.
Говорят «fine», говорят «good».
Раздражают нас улыбкой без причин.
Раздражают нас вопросами: «Как спали?» — а мы или свирепеем, или отвечаем серьезно.
Да, хорошее воспитание включает много фальши, но исключает напрасные тревоги.
В то же время отсутствует брезгливость.
Пробирку с чужим анализом берут в руки.
Постель больному меняют все.
Аристократизм никак не мешает вынести ночной горшок.
Мы стесняемся и улыбаться, и убирать.
Странно, но мы, выросшие в этом всем, брезгливы.
Стесняемся человеческого организма.
А столько, сколько пролито всего этого у нас...
Стесняемся улыбаться, объясняться и выносить горшок.
В общем, не фальшивим.
За что нас и любят только те, которых мы содержим.
Остальным нет ни до нас, ни до себя, ни до кого дела.
То есть кратко: все живут в дерьме.
Но кто-то научился это перерабатывать.
А кто-то научился в этом плавать!

***
Избранники народа
Во всех странах выглядят одинаково.
А что же ты хочешь? —
Сказал я, глядя в зеркало...

Источник: "Огонек"

Что читают

На пресс-конференции в объявлен шорт-лист федеральной «Премии читателя-2020».
Список авторов составлялся по востребованности в библиотеках России и на портале «ЛитРес
.
«Брисбен» Евгения Водолазкина,
«Техподдержка» Олега Дивова,
«Средняя Эдда» Дмитрия Захарова,
«Бывшая Ленина» Шамиля Идиатуллина,
«Рюрик» Анны Козловой,
«Порог» Сергея Лукьяненко,
«Муха имени Штиглица» Арины Обух,
«Аркада. Эпизод первый. kamataYan» Вадима Панова,
«Искусство легких касаний» Виктора Пелевина,
«Финист — ясный сокол» Андрея Рубанова,
«Опосредованно» Алексея Сальникова.

(no subject)

Дорогие израильтяне, а также все, кто празднует! Хорошей вам записи в Книге Судеб! Гмар хатима това!

Скончался писатель Владислав Крапивин

Владислав Крапивин - мой земляк и любимый писатель моей юности.
Он умер, заболев коронавируом.

В 1961 году в моем городе, в Свердловске, он собрал мальчишек и девчонок - клиентов детской комнаты милиции - и создал детский отряд "Каравелла". Строили яхты по проекту Крапивина, снимали фильмы, занимались фехтованием, изучали историю парусного флота. Отряду пятьдесят три года. он до сх пор работает, в его составе сейчас тридцать четыре яхты.

Крапивин написал много рассказов, романов и сказок. Перечисление их названий займет страницы и страницы. Романы "Та сторона, где ветер", "Тень каравеллы", "Бронзовый мальчик", "Острова и капитаны".. Повести "Из жизни Джонни Воробьева" и множество других, не буду перечислять их. Фантастические романы и повести - трогательная "Я иду встречать брата", "Голубятня на желтой поляне" с непроизносимым в будущем словом "пять"... Сказки - "Сказки капитанов", "Сказки поющего кота", "Сказки Безлюдных Пространств"...

Он писал для подростков и для взрослых, и два поколения подростков читали его книги и разделяли их романтику.
Светлая, светлая память!

Прогулки по Иерусалиму, часть первая

Это рассказ о том, как мы со Светой гуляли по Иерусалиму. Я написала его давно и года три назад еще раз повторила. Недавно мне понадобилась ссылка, я заглянула в этот рассказ - ох. За это время поддерживающий фотографии tinypic прекратил свое существование. И вместо каждой прекрасной светиной фотографий стоят уродливые монстры. К счастью, фотографии у Светы сохранились. И сейчас я сижу, аккуратно удаляя всех этих монстров и вставляя замечательные фотографии из альбомов замечательной es_key

В начале января 2008 года мы бродили по Иерусалиму – я, живущая здесь уже три месяца в совершенно роскошных условиях оставленной мне трехкомнатной квартиры, и es_key, приехавшая из Калифорнии всего неделю назад. Сама-то я не сказать чтобы совсем местная(с), дом мой в Торонто. Но ежегодные приезды в любимый город придают самоуверенности и, не побоюсь этого слова, некоторой наглости - настолько, что я берусь показывать гостям мой Иерусалим. Он ведь у каждого свой, не правда ли, друзья мои иерусалимцы?

Иногда к нам присоединялась topsika. Она показывала нам свой Иерусалим.

P1250345

P1250384

Но о своем Иерусалиме Наташа много писала, фотографировала с разных сторон и в разных ракурсах, так что ее замечательный город – он и есть ее, и все могут на него посмотреть в журнале всеми любимой Топсики.

А мы со Светой гуляли по дворикам центра города, в двух шагах от знаменитой улицы Яффо.
К этим дворикам надо идти по залитым светом узким улочкам,

P1250309

Collapse )

Собственно говоря, я начала писать эти записки, чтобы рассказать об одной церкви в Эйн-Керем. Но Иерусалим – коварный город, от него не оторваться.

Так что Эйн Керем – в продолжении.

Сказочка о мертвой царевне

Кому надо, тот знает - обожаю пародии, люблю сказки! А уж пародии на сказки!
Вот, перепечатала для понимающих
Елена Ерохова
#Безумный_Шляпник

Сказка о почти мёртвой царевне, храбром (но тормозном) королевиче Елисее и семи богатырях, которые, в сущности, совершенно в сюжете не участвуют.

Пасторальная картина. Хочешь - куй, а хочешь - сей. Было у царя три сына. Младший звался Елисей. Быстро пролетело детство. Елисей в расцвете лет где-то там нашёл невесту. Начинается сюжет.

Неприятности порою (будь ты принц или король) настигают и героя. Тут свою сыграла роль злая мачеха царевны. У неё ночной порой (был и так характер скверный) разыгрался геморрой. И она, в припадке злобы, источая яд и слизь, не казалась мёдом чтобы ейной падчерице жизнь (ситуация знакома?), швабру взяв наперевес, падчерицу вон из дома погнала в ближайший лес.

Избалованной царевне в чаще, ясен пень,
не рай. Не видать вблизи деревни, и не ездит здесь трамвай. Проще раком до Китая, чем добраться до села. Мышь летучая порхает
в небе мутного стекла.
Непролазное болото, хрень и срань со всех сторон.
Филин, врезавшись в кого-то, трёхэтажный выдал стон. Словно гопы, волки рыщут.
Труп птенца в дупле пустом. С жутким звуком зайчик дрищет под ракитовым кустом. Слышен хруст костей (наверно) на нечищеных зубах. На душе царевне скверно,
в панталонах липнет страх. Словно вертухай на вышке, ворон матерно кричит. Догрызают лося мышки, лось погрызенный молчит. Тихо подползает сзади неприятной формы тень. Дятел, обдолбавшись за день, рухнул с дуба клювом в пень. С брачным рёвом прутся жабы озабоченно на брег. С непонятным скрипом ржавым лезет из земли побег.
Тупо в позе водолаза спит утопленник на дне. Лишь луна подбитым глазом озирается одне.
В общем, палочкой потыкав полудохлого ежа, поскребла царевна тыкву, озираясь и дрожа. От раздумий, словно в трансе, в муках выбора пути. И пошла. Стоять на трассе (а куда ещё идти?)

Тили-тили, трали-вали, шишел-мышел, взад-вперёд. Толком расскажу едва ли,
что с ней было в этот год. Истекают грустью строчки, зарастает ряской пруд. Говорят, жила на точке с семерыми... Может, врут... Долго ль оболгать девицу? Кто их видел, семерых?
Collapse )