Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

(no subject)

Скажу еще раз: этот пост - просто исправление вреда, нанесенного Тинипиком (см. начало).

Начало -
http://mi-ze.livejournal.com/105342.html

АЗ АНАХНУ МАМШИХИМ.

Гуляли мы с es_key по Иерусалиму, гуляли, и время от времени я вспоминала, что вот есть еще такое волшебное место на западе Иерусалима - Эйн Керем, и мы обязательно туда попадем. Однако в стране так много интересного, так много друзей – в общем, до Эйн Керема дело дошло не скоро. Но все-таки дошло.
Collapse )

НАУМ КОРЖАВИН, 1976 ГОД! ВОТ КОГДА ОН УЖЕ ВСЕ ПОНИМАЛ.

Поэма
Отрывки

Шум в Лувене, в Сорбонне восстанье.
Кто шумит? Интеллекты одни!
Как любовник минуты свиданья,
Революции жаждут они.

А у нас в прошлом эта потеха.
Время каяться, драпать и клясть
Только я не хотел бы уехать.
Пусть к ним едет Советская власть.

К ним пусть едет - навстречу их страсти,
Чтоб мечты воплотив наяву,
Дать им всё, что им нужно для счастья...
Без нее я и так проживу.

К ним пусть едет - к поборникам Цели.
Пусть ликуют у края беды
И товарищу Дэвис Анджеле
Доверяют правленья бразды.

А она уж добьется успеха
И заставит их в ноги упасть.
Нет, не зря не хочу я к ним ехать,
Пусть к ним едет Советская власть

Пусть ведёт к ним голодные годы,
Пусть их ложь разъедает, как дым.
Пусть!.. Под сенью банальной свободы
Буду честно сочувствовать им.

Я тогда о судьбе их поплачу,
Правоте своей горькой не рад,
И по почте пошлю передачу
Даже Сартру - какой он ни гад.

Отольются им все их затеи,
Будет кара - не радуюсь ей.
Только знайте - не их я жалею,
Посторонних мне жалко людей.

Им ведь будет совсем не до смеха -
В переделку такую попасть:
Там же некуда будет уехать:
Всюду будет Советская власть.

Источник: Н. Коржавин; "Времена", Избранное.
Изд-во "Посев", Франкфурт, Германия, 1976.

К годовщине Высоцкого

Со времени написания Высоцким стихотворения "Новые левые" прошло сорок два года.

И что мы имеем на сегодняшний день - демократы, прогрессивисты, университетская молодежь с горящими глазами, Black lives Matter... "Все повторится, как и встарь..."

Вадим Туманов вспоминает:
Во Франции Высоцкого поразили анархисты и крикливые „леваки“.

— Пригласили меня спеть на их митинге. Увидел их лица, вызывающий облик, услышал их сумасбродные речи, прочитал лозунги — ужаснулся. Наркотизированная толпа, жаждущая насилия и разрушения. Социальную браваду они подчеркивали даже своей одеждой. И напрасно уговаривала меня растерянная переводчица, удивленная моим отказом спеть перед готовыми бить „под дых, внезапно, без причины“.
Через некоторое время он прочитал мне только что написанное стихотворение „Новые левые, мальчики бравые“

Новые левые — мальчики бравые
С красными флагами буйной оравою,
Чем вас так манят серпы да молоты
Может, подкурены вы и подколоты?

Слушаю полубезумных ораторов:
«Экспроприация экспроприаторов...»
Вижу портреты над клубами пара -
Мао, Дзержинский и Че Гевара.

Не разобраться, где левые, правые...
Знаю, что власть — это дело кровавое.
Что же, валяйте затычками в дырках,
Вам бы полгодика, только в Бутырках.

Не суетитесь, мадам переводчица,
Я не спою, мне сегодня не хочется
И не надеюсь, что я переспорю их,
Могу подарить лишь учебник истории.

1978

И. Бродский о моральном эффекте сталинизма

Прочла в журнале "Эхо России" эссе Бродского с размышлениями о моральном эффекте сталинизма.
Поразилась, насколько современно они звучат сегодня.
Статья написана в 1973 году!
Ниже привожу наиболее впечатлившие меня выдержки.

"Полагаю, что в мировой истории не было убийцы, смерть которого оплакивали бы столь многие и столь искренне.

Россия жила под Сталиным без малого 30 лет.
За этот период византийская идея, что вся власть — от Бога, в нашем антирелигиозном государстве трансформировалась в идею взаимосвязи власти и природы, в чувство ее неизбежности, как четырех времен года.

Меня интересует моральный эффект сталинизма, точнее — тот погром, который он произвел в умах моих соотечественников и вообще - в сознании людей данного столетия. Ибо, с моей точки зрения, сталинизм — это прежде всего система мышления и только потом технология власти, методы правления.

Он правил страной почти тридцать лет и все это время убивал. В конце пятидесятых годов я сам работал на Дальнем Востоке и стрелял в обезумевших шатунов-медведей, привыкших питаться трупами из лагерных могил и теперь вымиравших оттого, что не могли вернуться к нормальной пише.
И все это время, пока он убивал, он строил. Лагеря, больницы, электростанции, металлургические гиганты, каналы, города и т. д., включая памятники самому себе.

И постепенно все смешалось в этой огромной стране. И уже стало непонятно, кто строит, а кто убивает. Непонятно стало, кого любить, а кого бояться, кто творит Зло, а кто — Добро. Оставалось прийти к заключению, что все это — одно.

Я имею в виду отказ от нравственной иерархии, совершенный не в пользу иной иерархии, но в пользу Ничто. Я имею в виду то состояние ума, которое характеризуется формулой «это-плохо-но-в-общем-то-это-хорошо» (и — реже — наоборот).

То есть, я имею в виду не взаимное уничтожение двух основных человеческих категорий — Зла и Добра — вследствие их борьбы, но их взаимное разложение вследствие сосуществования. Говоря точнее, я имею в виду их конвергенцию.

Но так же, как вор грабит не ради вчерашнего дня, следы преступлений Сталина и Гитлера ведут в будущее. Наши потомки, как говорил философ, окажутся по ту сторону Добра и Зла. Но — зачем же так сложно? просто по ту сторону Добра.

В этом смысле я не верю в десталинизацию. Я верю в нее как в перемену методов правления — вне зависимости от того несомненного обстоятельства, что рецидивы будут случаться и можно будет ожидать не только реставрации сорокаметровых монументов, но и чего-нибудь похлеще. К чести нынешней кремлевской администрации (1973 год!) можно сказать, что она не слишком увлечена гальванизацией этого трупа.

Тем страннее видеть эти орлиные черты в книжной витрине около London School of Economics, в Латинском квартале в Париже или на прилавке какого-нибудь американского кампуса, где он красуется вперемежку с Лениным, Троцким, Че Геварой, Мао и т. д.— всеми этими мелкими или крупными убийцами, у которых, вне зависимости от разницы их идеалов, есть одна общая черта: все они убивали.

Не знаю, что ищут все эти молодые люди в таких книгах, но если они действительно могут найти там что-то для себя, это означает только одно: что процесс нравственной кастрации homo sapiens, начатый насильно, продолжается добровольно и что сталинизм побеждает."

Поразительно, насколько современно звучат мысли Бродского, высказанные почти пятьдесят лет назад! А было ему во время этих размышлений тридцать три года - детский возраст по нынешним-то временам.

И вот обильно питаемые государством российские средства массовой информации и на родине и в капиталистических странах усердно работают именно над размыванием границ добра и зла. И все более ускоряющимися темпами идет гальванизация трупа.

А первоначальное авторское название эссе было:
«Happy Birthday to you».

Эссе написано по-русски и опубликовано в английском переводе под названием «Reflection on a Spawn of Hell» в «The New York Times Magazine» (March 4, 1973. P. 10, 66, 68, 70). Впервые по-русски опубликовано в журнале «Новое литературное обозрение (2000. № 45. С. 148–152).

Мои маленькие радости

Татибана Акэми, 19 век
Мои маленькие радости

Как хорошо,
Когда развернешь наугад
Древнюю книгу -
И в сочетаниях слов
Душу родную нйдешь!

Как хорошо,
Когда между делом вздремнешь
После полудня
И проснешься от струй дождевых
В освеженном влажном саду

Как хорошо,
Когда все домашние в сборе,
И вот впятером
Сидим себе, живы-здоровы,
Не кашляем, не чихаем.

Как хорошо,
Когда рыбы наваришь котел
На всю ораву
И ребятишки кричат:
"Ой, вкуснота, вкуснота!"

Как хорошо,
Когда посетитель докучный,
Только присев,
Сразу вспомнит о важном деле
И начнет впопыхах прощаться.

Честертон, Гумилев и я :)

Прочла у Сергея Кузнецова ссылку на публикацию Юзефовича.
- Г.К.Честертон о Николае Гумилеве после встречи с ним в Англии, в 1917 г.:
"В его речах было качество, присущее его нации, - качество, которое, попросту говоря, состоит в том, что русские обладают всеми возможными человеческими талантами, кроме здравого смысла".

Как это суждение похоже на Честертона с его исключительно здравомыслящим патером Брауном! И как оно верно - не только по отношению к Гумилеву!

Вывод:) - всем, кто меня знает и видит мой совершенно нетипичный взрыв активности в ЖЖ, уже понятно - кукла готова, в чехле, в штанах и в сапогах. Пора шить шелковую рубашку с кружевным жабо и обшлагами в кружевах. Кружева отбелены и отглажены. И еще надо сшить бархатный жилет на подкладе - но это уж потом. Ох, не люблю! Мне достаточно видеть все это в воображении!
И я оттягиваю шитье изо всех сил.
Где же мой здравый смысл, которому положено присутствовать по праву рождения?

Беглый взгляд на Исландию. Обзорная экскурсия, музей истории Исландии

В Исландию я прилетела из прекрасного мягкого влажного края и с первой минуты, еще по дороге из аэропорта увидела, что попала в жесткий серый антипод чудесной зеленой страны Ирландии.

Я была в Исландии пролетом, всего три дня. Вернее, два, потому что день приезда и вечер второго дня были омрачены квартирными разборками, а на третий день в час дня меня уже ждал автобус в аэропорт.
Второй день был посвящен ознакомительному туру по Исландии. Можно было выбрать тур знакомства с гейзерами, или с вулканом, или со знаменитыми исландскими лошадками. Но гейзеры я видывала в Йеллоустоуне, и были они, наверное, не хуже. Лезть в жерло вулкана, поближе к раскаленной бурлящей лаве, мне как-то не улыбалось. Ну, а с лошадками я с удовольствием бы познакомилась, будь у меня еще один день.

Итак, ознакомительная экскурсия.

Эта экскурсия полностью подтвердила гришины слова: "Исландия - как будто другая планета!" Или, добавлю, возможно, территория работы сталкеров из известного фильма.

Общее впечатление - серый цвет. Кажется, жители совершенно равнодушны к украшению своей земли - да и вообще к понятию "красота". На выезде из Рейкьявика иногда видны попытки посадить вдоль дороги деревья, но это были только небольшие отрезки. А ведь средняя температура в Исландии всего на два градуса ниже, чем в Нью-Йорке.

Красивый серосиреневый сорняк люпин затянул целые поля. Овцы люпин не едят, в нем накапливаются алкалоиды - но поскольку территории много, а людей и овец мало, огромные поля люпина, похоже, никого не волнуют.

Часа два ехали по ровной как стол поверхности, покрытой хилой травкой. Изредка попадались две-три овцы или столько же коров, но присутствия людей не было заметно. На третий час начались высокие горы. Никаких мягких предгорий. Чахлая трава сменилась серыми мелкими камнями.

Подъехали к океану. Тот же серый цвет.

Глубокая пещера на берегу океана, стены которой сложены из плит кристаллического вида. Сразу в голове слышатся известные мрачные первые такты из григовской сюиты, из части "В пещере горного короля". Вот где настоящее обиталище троллей, вовсе не в зеленой Норвегии.

На остановках наскоро ели, заглядывали в конуры магазинчиков. Все очень бедное. Красивые свитера и пледы ручной вязки.

В целом немного похоже на Норвегию - но Норвегия по сравнению с Исландией - благоустроенный зеленый рай.

Ну, сами все увидите по фотографиям.

Близко к леднику я, помня о своем возрасте, побоялась подойти - нехватало мне еще в чужой стране упасть и повредить что-нибудь. Поэтому несколько фотографий взяты из рекламы - для общего впечатления. Да и вообще, фотограф я мыльнический.

https://goo.gl/photos/YX3LZzZmmHvC8ZdH8

По дороге нас зaвезли в музей истории Исландии. Тур по музею вел молодой человек с безупречным английским, выпускник исторического факультета местного университета, вторая степень.

Музей большой, разделы мореходный, бытовой, богатые коллекции. Поразили меня выставленные изысканные платья. Кто их носил в этой серой стране, когда, по какому случаю?

https://get.google.com/albumarchive/114382919302140025509/album/AF1QipPHU3iCKEubGp16bGEYYP5CYeW_ebI8isfh69EL?source=pwa&authKey=CLSgo5qmvf-s2QE

Я сделала примечания к фотографиям

Пока все. Сделаю еще один альбом по Рейкьявику.

Дина Верни, Аристид Майоль и Арно Брекер

Публикация о Дине Верни
http://mi-ze.livejournal.com/#entry_289142
вызвала вопросы.
- Почему Дина отказала Брекеру в просьбе посодействовать организации его персональной выставки, несмотря на то, что он вызволил ее из тюрьмы?
- Почему Майоль завещал Дине все свои скульптуры и права на них, оставив семье только скромную недвижимость?
Постараюсь найти ответы на эти вопросы. И хотя мне было интересно разбираться со всей этой историей, и я узнала много нового - но чтобы я еще раз когда-нибудь взялась за дайджесты!

Арно Брекер - немецкий скульптор, любимец Гитлера, член нацистской партии с 1937 года.
Брекер попал в поле зрения Гитлера при оформлении Имперского стадиона, после присуждения ему серебряной медали от комитета олимпийских игр 1936 года за статуи «Десятиборец» и «Победительница».
Идеалом Брекера была греческая обнажённая скульптура, он использовал известных немецких спортсменов в качестве моделей. Этот идеал полностью совпадал с потребностями нацистов. В глазах Гитлера именно древнеантичный идеал воплощал германский дух «нового человека», создаваемого Третьим рейхом.
В ХХ веке, в период тоталитарных режимов, отношение к культуре Сталина и Гитлера, Франко и Муссолини было одинаковы. Некоторые мастера скульптуры этих стран, работающие в стиле античности, поднялись в зенит славы и стали богаты благодаря почестям и благам, которыми осыпали их диктаторы. Евгений Вучетич, Вера Мухина, Заир Азгур, Иван Шадр в сталинском СССР и Арно Брекер, Йозеф Торак, Йозеф Вакерле, Фриц Климш в гитлеровской Германии.
В своих воспоминаниях Брекер описывает встречу с наркомом иностранных дел СССР Вячеславом Молотовым, находившимся в Берлине в 1940 году. «Он спросил меня, готов ли я выполнить в России монументальные работы по заказу Сталина: «Ваши работы произвели на нас впечатление. Сталин – большой почитатель вашего творчества. Ваш стиль вдохновит и русский народ, он его поймёт. Нам не хватает скульптора вашего значения».
По заказу Гитлера Брекер создал скульптуры "Партия" и "Вермахт", обрамляющие здание имперской канцелярии





Эти фигуры стали символами нацизма.


"Триумф", конец тридцатых. Гладкие поверхности, прямые линии и углы снаружи, прямые линии внутри.
Фашист, это видно - но скульптор хороший, ничего не скажешь.

С тех пор для Брекера не было ограничений ни в чем. Гигантские мастерские, неограниченное финансирование, использование труда привезенных рабов, любые материалы из оккупированных стран...
Фотография Гитлера, прогуливающегося по оккупированному Парижу в компании клевретов, в число которых входил и Брекер, стала символом нацистского захвата Франции.
В 1940 году Брекер стал вице-президентом Имперской палаты по делам культуры. Председателем палаты Гитлер назначил Геббельса.

Пятиметровая статуя Брекера «Готовность» в виде обнажённого атлета с мечом в руках украшала зал нацистского партийного съезда в Нюрнберге в 1939 г.
В 1937 году Брекер создает портрет Йозефа Геббельса, героизируя его внешность.



Некоторые исследователи назовут хамелеонским это свойство Арно Брекера – приукрашивать портретируемых.

Официальный портрет Гитлера («Вождь»), созданный Брекером, воспроизводился в Германии огромными тиражами. Портрет выделяется особой выразительностью и неоспоримым сходством. В соответствии с нацистской пропагандой дается возвеличивание вождя, его устремленность в будущее, суровая одухотворённость. Никаких сомнений в верности своего пути!



И вот для сравнения художественной манеры - автопортрет Майоля. Какая глубокая внутренняя жизнь.



По просьбе sova_f добавляю "Помону", фигура 1910 года, для которой позировала жена Майоля в молодости. Майоль создал воплощение аллегорического мотива плодородия. Это одна из четырех фигур, исполненных по заказу известного коллекционера И.А. Морозова для его особняка на Пречистенке. Они являлись частью украшения Белого зала, включавшего декоративные живописные панно Мориса Дени. Сейчас - в Москве в музее Пушкина.
Если кликнуть на эту фигуру - http://www.newestmuseum.ru/data/authors/m/maillol_aristide/sk_240/index.php - можно увидеть крупно лицо.



А вот - не могла удержаться, чтобы не показать.



"Орфей и Эвридика" называется. Такой себе мужественный, истинно арийский, не знающий сомнений Орфей. О чем он поет, интересно?
Что-то до боли родное и знакомое в этих фигурах, не находите? Впрочем, как и во всех, помещенных выше. Фашизм - он и есть фашизм. Что немецкий, что советский.
Collapse )

Дина Верни - женщина. оставшаяся в памяти культуры на века

Несколько дней назад я написала заметку о лагерных песнях "Юз Алешковский, Ив Монтан и Дина Верни"
http://mi-ze.livejournal.com/#entry_287900
О Дине Верни я тогда пообещала написать отдельно. Это оказалось неожиданно сложно, и я провозилась раза в три дольше, чем с собственными рассказами.
Представляю вашему благосклонному вниманию пост об интереснейшей женщине. Разумеется, многое осталоь за кадром.

Дина Верни в России известна как исполнительница лагерных песен и создательница пластинки с их записью. Во Франции же ее знают как модель Аристида Майоля и создательницу его музея.

Дина Верни была не только красива.


Говоря современным языком, она была совершенно безбашенной, неуемной, авантюристической натурой. От нее исходила невероятная свобода и энергия, сумашедшая любовь к жизни и харизма. Она позировала, снималась в кино, пела в ресторане, записывала музыкальные пластинки, коллекционировала кукол, витражи, картины, рукописи. Когда ей было около пятидесяти, завела скаковых лошадей и выучилась ездить верхом. Скупала старинные повозки и разную ветошь, а потом по выгодной цене заключала договора с киностудиями и сдавала их в аренду. И это далеко не полный список ее увлечений.

Дина Верни, урожденная Дина Яковлевна Айрбиндер, родилась в Кишиневе в 1919 году в семье музыкантов. В шестилетнем возрасте родители увезли девочку через Одессу в Париж. В Париже Дина училась в лицее, дома родители следили, чтобы она не забыла русский язык - впоследствии ей это очень пригодилось.
Семья жила бедно, работу едва удавалось находить. Отец устроился тапером немого кино, мать давала частные уроки музыки. Поэтому когда друг отца архитектор Жан-Клод Дондель предложил устроить пятнадцатилетнюю Дину работать натурщицей у признанного во Франции скульптора Аристида Майоля, отец с радостью согласился. Он рассудил, что, кроме материальной помощи семье, дочь сумеет по крайней мере войти в круг известных и приличных людей, завязать связи, которые ей потом пригодятся. Без этого в новой стране никуда.

У семидесятидвухлетнего Майоля был тогда тяжелый творческий кризис и Дондель решил, что Дина - воплощение идеала женственности художника - сможет вдохнуть в него новые силы. Так и случилось. Когда Майоль увидел Дину, он сразу предложил ей оплату десять франков в час - большие деньги по тем временам.

Дина называла Майоля своим Пигмалионом.



Майоль с самого начала был поражен красотой девушки. Перед сеансом он долго смотрел на нее, просил сменить одежду, прическу. Придав, наконец, нужную позу, замирал и подолгу любовался.



Дине, с ее неуемным характером, было скучно сидеть неподвижно и однажды она спросила: "Можно, я буду петь?". Аристид разрешил, и Дина запела - сначала романсы, потом слышанные от отца одесские песни. Майоль был поражен.
- Ты русская? Ты непохожа на русскую. Больше всего ты похожа на крестьянских девушек моей родной Каталонии.
- А я и не русская, я еврейка - ответила Дина.
Когда Дине надоедало петь, художник разрешал ей читать или делать уроки. Он даже смастерил специальную подставку для учебников, поэтому почти на всех ранних набросках у его модели склоненная голова.
Collapse )