Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Домовой рассказывает



Ушел я от нее. А ведь как любил, как заботился! Но ушел.
Вот я вам расскажу.
Да ведь и она меня любила. Поначалу-то. Пупок мне смастерила и камушек сверкающий к нему приделала. Мы-то,  домовые, у нас пупков не бывает - мы не рожденные, мы всегдашние.  И я  этом доме жил всегда. Потом вдруг она. Я ее сразу приметил - меня никто не видел, а она узнала. О, говорит, Домовой.  Кешей назвала.
Наряжала меня! Трусы шелковые сшила - вот, глядите.  Вышила на них серебряной ниткой Ла Сенза. Это вы не знаете, это название мастерской, самой лучшей.
Главное, куртку мне справила красного бархату. Уж такая красивая, мягкая!
И все-то она меня по голове гладила, прической моей любовалась.Collapse )

По следам юбилея

СПАСИБО БОЛЬШОЕ ВСЕМ, КТО МЕНЯ ПОЗДРАВИЛ с ЮБИЛЕЕМ В ФБ И В ЖЖ И СТОЛЬКО ХОРОШЕГО НАЖЕЛАЛ!
А если кто в ФБ и перебрал в похвалах - кто немножко, а кто и сильно - ну что же, так уж положено в этот день.

Так сошлось, что печальное событие в семье не позволило отпраздновать юбилей по полной программе :(
Но утром мы еще успели попить с Реной кофе в саду.

А вечером просто посидели дома своей семьей. Рена накрыла стол и подарила торт, а Миша - любое компьютерное желание. И я получила много цветов - фотографии еще будут - и подарки от внуков: чудную модную косыночку от Сонечки и альбом моих кукол от Гриши и Ани. С пожеланием в поздравительной открытке "много новых кукл!" :) А в тосте Гриша очень лестно отметил, что пока он делал альбом, увидел, что куклы становятся лучше. И пожелал "развиваться".
Это очень приятно, когда тебя в почтенном возрасте молодежь воспринимает таким образом и желает не "здоровья, здоровья до ста двадцати", а вот "развиваться" :)
В доказательство - последняя кукла. Это подарок Ане Шульман и Моше Воскобойник от их друга Шекспира. Шекспир выбрал для подарка любимую мишину пьесу "Король Лир". Книжка старинного издания, слегка потрепана - зато с подлинным посвящением и подписью.

"To my dear friends Hannah and Mozes from Shakespeare"

Выходные дни

В общем, все было так, как нам хотелось.
А хотелось нам две вещи.

Первое - тихо провести два дня всей семьей вместе и насладиться обществом друг друга. Гришу ведь мы видим редко, они Аней живут довольно далеко. А когда приезжают, могут побыть лишь несколько часов.
И второе - провести эти два дня в большом старинном доме с продуманным интерьером. Чтобы было красиво.

Все получилось, как в сказке.

Отдых был просто волшебный. Громадный старинный дом. Первый этаж - четыре квадратные комнаты: кухня, столовая, гостиная, семейная комната. Два камина - газовый и дровяной. За окнами снега. На веранде джакузи. На втором этаже четыре большие спальни.

Мало того, что дом понравился дочке по фотографиям. При встрече выяснилось, что хозяин дома - тот самый глава той самой фирмы, которая когда-то сразу приняла Гришу на работу, только увидев его третьекурсную курсовую. Той самой фирмы, где Гриша работал первые два года, до отъезда в Англию.

Понятно, что мы с хозяином на одной волне, так что дом не мог нам не понравиться.




Пока Гриша с Аней жили в Лондоне, глава фирмы, валлиец, свой артбизнес прикрыл и купил ферму. Что делать с фермой, он еще думает, а дом пока сдает под отдых.

Как человек интеллигентный и понимающий в искусстве, он нанял хорошего интерьердизайнера. Результат получился выше всяких похвал. В доме сохранена атмосфера позапрошлого века (или воссоздана, не знаю) со всеми мелочами. Конечно, плюс все современные удобства.
Множество хороших книг в шкафу и на всех столиках. В другом шкафу коллекция хороших фильмов и игр. В столовой просторный дубовый обеденный стол на восемь персон из толстенных досок. Низкие дубовые столы в центре гостиной и семейной комнаты. Маленькие столики со старинными безделушками по углам в каждой комнате. Диваны и кресла в белых полотняных чехлах.
И разные умилительные мелочи - например, на стенке вдоль лестницы из толстенных половиц в очень реалистической манере нарисованы четыре мышки в разных позах и другие зверюшки.
При этом интерьер рассчитан так, что нет ни тесноты, ни пустоты и в любой комнате с любой точки смотреть просто наслаждение. Много окон на все стороны света и очень светло от снега.

Вначале у нас в программе была поездка на каток в соседнем городке. Но всем было так хорошо вместе, что мы ограничились вечерним походом в ресторан в сонин день рождения и сидением в джакузи на снежной веранде для желающих. Завтраки, ланч и ужин готовили сами - в просторной кухне это было дополнительным удовольствием.
В общем, Рена умница, красавица и молодец! Прекрасно придумала и организовала.








Наум Сагаловский

Взято у <lj user="jennyferd">
Поэт Наум Сагаловский.
I VESPRI SICILIANI

Але


...Чикаго утопал уже в снегу,
холодный дождь гулял по Пикадилли,
а мы с тобою отпуск проводили
на тёплом сицилийском берегу.
Стоял ноябрь - прекрасная пора
для наших душ, алкавших винограда,
и солнечные гроздья, как награда,
по праву доставались нам с утра.
Отрадой наших утренних часов
был магазинчик "Frutta e verdura",
где в нас вливалась тонкая микстура
из ароматов, грёз и голосов.

А рядом, в тихой булочной, куда
мы совершали ранние прогулки,
нас ожидали утренние булки -
нехитрая, но славная еда.
Каких ещё нам надобно щедрот,
Сицилия, Sicilia, bel paese?
Panino con formaggio olandese -
наверно, самый вкусный бутерброд...

Был не-сезон, и в нашем городке
никто не угождал уже туристам,
и в море, ослепительном и чистом,
виднелись только лодки вдалеке,
и пляж был пуст. Прохладная вода
едва-едва касалась наших пяток.
И нам с тобою шёл шестой десяток,
но мы ещё не думали тогда,
что дни летят, как искры от подков,
и тонут где-то в горестном кошмаре, -
мы завтракали с видом на il mare,
на медленный восход, на рыбаков.
Здоровые, ещё не старики,
свой каждый день встречали мы мажорно,
и рыбакам кричали мы - "Buon giorno!",
"Buon giorno!" - отвечали рыбаки,
и складывалась новая строфа
в мозгу, заботой не отягощённом,
день наполнялся шумом, гамом, звоном -
всё это было molti anni fa...

Пляж был намного ниже мостовой,
и с тротуара вдоль подпорной стенки
туда вели щербатые ступеньки,
и вид у них был многовековой.
И как-то раз под стенкой, у воды,
как Ева и Адам во время оно,
мы возлежали умиротворённо,
вкушая кисло-сладкие плоды.
Над нами проносились облака,
плескалось море, призрачная Этна
в седой дали была едва заметна,
над нею поднимались два дымка.
А в стенке, под которой много дней
мы проводили, времени не слыша,
была не очень видимая ниша,
но мы её заметили, и в ней
лежали грудой камни-голыши,
как-будто бы красуясь перед нами,
когда-то отбелённые волнами,
да так, что хоть стихи на них пиши.

Сменялись годы, люди, времена,
а камни - тут как тут, в покое праздном!
И мы на них с большим энтузиазмом
запечатлели наши имена,
и всех родных, и тех, кто был до нас,
на русском языке, чернильной ручкой,
и это всё потом сложили кучкой
в открытой нами нише, прочь от глаз.
Пускай лежат - хоть годы, хоть века,
пусть будут нашим тайным обелиском
на этом берегу, на сицилийском,
куда нас принесло издалека...
Не странно ли, что в дальней стороне,
куда б ни направлял свои шаги я,
ко мне не приходила ностальгия
по родине? Ни в мыслях, ни во сне.
Зато звучат во мне колокола
по рыбакам, по лодкам на причале,
по этим piazza, via и viale,
по речи, что близка мне и мила...

...Я верю, что в один прекрасный год
какой-нибудь учёный археолог
вдруг приподнимет нашей тайны полог
и камни в нише брошенной найдёт,
но он прочесть не сможет имена,
которые написаны по-русски,
и будет думать - древние этруски
оставили все эти письмена,
и ошибётся, хоть и даровит.
А жажда знаний - непреоборима,
и призовут профессора из Рима,
который знает русский алфавит,
он всё прочтёт, что мы из баловства
придумали как дань родным и близким,
и прозвучат под небом сицилийским
чужие, непонятные слова,
пришедшие случайно, наобум,
ничем не веселя и не печаля,
загадочные - Лёня, Витя, Аля
и - вовсе уж нелепое - Наум...

Кофейная история

Эта история вспомнилось мне по ассоциации с неллиным "Открытием Америки" - у меня только так что-нибудь и вспоминается.

Нелли ottikubo в "Открытии Америки" как-то без восхищения отозвалась об американской еде и особенно о кофе. Относительно еды я, таки да, соглашусь. Американцы в целом не гурманы, ох, не гурманы. И нежелательные  добавки в пище присутствуют  и кофе в Америке "из ведра", как говаривали в Союзе.

Так вот, есть у меня пара слов на этот случай.
("Ну, говори - ответил Король - ты всегда имеешь в запасе пару слов". :)

Пригласила меня как-то в гости приятельница Инна, которая лет пятнадцать уже жила в южной Италии, в провинции Кампанья, на красивейшем побережье Амальфи.
Надо сказать, темпераментная южная Италия совершенно непохожа на спокойную, интеллигентную, переполненную музеями  северную.

Южная Италия представляется мне самым красивым местом на свете. И край этот для меня, прежде всего -  дороги.
Автобусы, идущие по извилистому, настолько узкому шоссе, что если надо разминуться со встречным, приходится пятиться до специально устроенных карманов.
Дорога, где днем справа безмятежная синь Неаполитанского залива, слева зелень уходящих в небо гор. А на обратном пути слева в ночи угадывается ворочающийся зверь залива, справа же в слошной черноте гор на разной высоте загораются неоновые кресты церквей и монастырей.
Автобусные остановки с возвращающимися с работы усталыми людьми, которые звучно, словно на театральных подмостках, разговаривают друг с другом - "синьоррра, синьоррра..."
Шофер ведет автобус по этой жуткой извилистой дороге, небрежно  держа руль одной рукой, повернувшись вполоборота к вошедшей синьорине и отпуская ей комплименты.
Другой шофер врубает американскую попсу и на просьбу Инны выключить ее и спеть неаполитанскую песню разражается жалобой: "Ах, синьоррра, я бы с удовольствием! Раньше в дороге я пел, не переставая. Но это министерство - что они понимают! Они издали закон, который запрещает шоферам рейсовых автобусов  петь за рулем - якобы из соображений безопасности - и к нам время от времени заходят проверяющие".

Маленькие городки вдоль побережья - Позитано с крошечным песчаным пляжем и домами, карабкающимися по склону горы; некогда грозная крепость Амальфи с удивительным изумрудным гротом неподалеку; древняя рыбацкая деревня Праяно; деревушки Майори и Минори, где пол веранды стоящего выше дома служит потолком стоящего ниже; Атрани, где улицы - это ступени лестниц, а городская площадь еле вмещает кафе на три столика. Фешенебельный Равелло с  двумя виллами римских времен и концертами классической музыки по воскресеньям, гордящийся длинным списком побывавших там знаменитостей.
Равелло расположен вблизи ущелья - точнее, я бы сказала, бездонной пропасти. А если обойти эту пропасть по узкой пешеходной тропинке, можно пройти в крошечную деревушку СкАла, стоящую как раз напротив Равелло.
Там и произошла эта история с итальянским и американским кофе.

Побродили мы по деревне, полюбовались на роспись церкви, где на фронтоне изображен ребенок Иисус не с матерью, как обычно, а с каким-то мужчиной. Заглянули в колодец одиннадцатого века на площади у церкви. Улыбнулись, глядя на молодого человека. который ехал на осле и болтал по мобильному телефону. Кстати, ослиный транспорт в этих городках очень распространен. Ведь там, где улицами служат лестницы, осел - единственная возможность доставки грузов.
Увидели маленькое кафе и решили зайти выпить кофе.
Инне понадобилось в туалет, она оставила меня делать заказ и предупредила - за столик не садиться, это дороже. Но крепенькая официантка (на юге Италии девушки не чета субтильным северянкам) сразу усадила меня за столик и как-то очень быстро принесла кофе.
Подошла Инна, неодобрительно посмотрела на столик, отхлебнула кофе, подозвала официантку и возмущенно заговорила с ней по-итальянски. Девушка упрямо смотрела поверх ее головы.
 - Что ты ей сказала? - спросила я
 - Я сказала, что моя подруга специально приехала в эти края попробовать настоящий кофе - а ты ей налила кофе для американцев!
 - А что это такое - кофе для американцев?
 - Когда девушка приходит работать в кафе, она первым делом должна выучить, кому какой кофе подавать. Высший сорт - южным итальянцам, похуже - северным, еще хуже - европейцам. Ну, а вот это - американцам,  они там у себя в Америке такому привыкли.
Девушка не проявляла желания заменить кофе после выговора - да и действительно, чем она была виновата, ведь все сделала по инструкции.
Пришлось повторить заказ - и на этот раз нам принесли совершенно волшебный напиток.

Я не поддалась соблазну показать фотографии этих чудных мест. Здесь ведь не отчет о путешествии - всего лишь кусочек жизни, возникший в памяти по ассоциации. 

Каждому свое

Пока ученые мужи (и дамы) во главе с мудрым профессором Ауманом решают вопрос, чем же они заняты в действительности - постижением устройства мира или постижением нашего представления о его устройстве - я решаю вопрос постижения особенностей варки Настоящего Английского Мармелада. Пока моя семья собирается в Ирландию, а некоторые любознательные пишут отчеты об исследовании Исландии (в июле, бррр, что же там сейчас) я сижу на солнечной веранде, пытаясь исследовать и постичь, почему же Настоящий Английский Мармелад в первый раз получился, а во второй раз - нет. Не миновать мне варить его третий раз. Хорошо хоть, сливовое варенье утешило меня.

ВЕХИ ЖЕНСКОЙ ЖИЗНИ

Читаешь ленту ЖЖ и сразу возникают ассоциации, воспоминания... Особенно после коротеньких новелл Нелли ottikubo Вот это - после ее http://ottikubo.livejournal.com/61255.html

Ах, платья, вехи нашей женской жизни!
Первое платье, которое я помню, было из американской ткани. Как-то раз в нашем бедном послевоенном существовании на нас свалилось сокровище - кусок ткани из лендлизовских поставок. Ткани было слишком мало для взрослого платья - видимо, нам достался остаток - и это сокровище отдали маленькой мне. Помню ощущение на щеках, когда я прижимала ткань к лицу, такую мягкую, тоненькую, как маленькую птичку. Помню цвет ткани - синий, но не пронзительный, тоже мягкий. И неяркие, тоже синие, но более темные цветы вдоль каймы.
Мама села шить мне платье. Сметала, примерила и куда-то отвлеклась. А я быстренько надела и выскочила во двор, показать всем такую красоту. Какие-то тетеньки подозвали меня, рассмотрели платье и поджали губы - "оно же только сметано!" А я никак не могла понять, что им не нравится? Мне-то казалось, платье прекрасное и уж, конечно, без недостатков.

А классе в пятом, помню, мама сказала: "Давай сошьем тебе платье!"
"Зачем мне платье", - удивилась я: "У меня уже есть два - школьное и домашнее!"

Студенческое платье цвета весенней листвы. Мама, музыкантша и выдумщица, сшила его из пальтового сукна, чтобы я не мерзла. Платье из сукна - это было необычно, но на фигуре восемнадцатилетней девушки смотрелось как модельное. Чтобы сукно не натирало шею, полагалось надевать под него блузку или тонкий шарфик, а на груди была выделана петля, в которую продевались концы шарфика.

А белого свадебного платья у меня не было - как, впрочем, и обручального кольца. Мама сшила платье из серебристого материала, с таким расчетом. чтобы его можно было не только надеть на свадьбу, но и носить по разным поводам.

И дальше, дальше...
И сразу за всеми платьями - мама, и чувство вины, которую не загладишь.

- О ком вы говорите?

Новое стихотворение gipatalamus
Душу надорвало!
http://gipatalamus.livejournal.com/137893.

случилось это прошлою весной.
- внезапно как...
а был такой герой.
- всё балагурил,
кто бы мог подумать...
- а надо б было думать о семье.
- вы не передадите оливье,
дотянетесь?
- да не вопрос, раз плюнуть.
- печально.
- вы позволите, налью?
- я помню, он всё пел, что мы в раю.

и всё смотрел на нитку паутины
в лесу, под солнцем....
где ты, вечный май?
- не чокаясь, по нашему, давай
за рай, за смех
- не чокаясь, по нашему, давай
- а больше вспомнить нечего.
ну что ж...
я говорю:
-вы не могли бы нож
мне передать.
и...право извините,
тот пирожок.
а впрочем можно два.
из кухни появляется вдова
и говорит:
- о ком вы говорите?

Продолжаю слоняться по просторам ЖЖ.

Села-то я с благим намерением написать о вчерашнем концерте Дмитрия Быкова. Но материальное быстро возобладало над духовным, когда я наткнулась на блог "Еда в литературе". Автору Татьяне read_and_eat, которая равно любит литературу и свою профессию кулинарию, пришла в голову чудная идея - выискивать в любимых книгах описание еды персонажей и готовить ее точно по описанию. И я, право, не знаю, что приятнее - читать выдержки из знакомых книг или наслаждаться точностью подробных рецептов с прекрасными фотографиями. Все перечислить невозможно. Плюшки фрекен Бок из "Малыш и Карлсон"; меню Хогварта; что ели хоббиты; Настоящие Английские Кексы; Настоящая Шотландская Еда - и так далее, и так далее. Все это написано прекрасным языком, с юмором, с обширными узнаваемыми цитатами, со стихами Бернса... Короче говоря, очень рекомендую. Надо сказать, восхитилась блогом не только я, количество читателей там больше двух с половиной тысяч. Непременно попробую что-нибудь сделать по этим рецептам. Правда, с ингредиентами тяжело, не все есть в продаже.
В общем, усиленно рекомендую!