Ella (mi_ze) wrote,
Ella
mi_ze

Про Эстер

Эстер родилась в 1920 году. Родителям приходилось с ней тяжело с самого младенчества - упрямая, а уж если чего ей захочется - добивается всеми средствами. Мама ее говаривала: "Не буду с тобой в старости жить! Только с сыночком!" И правда, брат - высокий, спортивный и очень добрый - был совсем другим. На все капризы Эстерочки он только улыбался, хватал ее на руки и носил по комнате.
Но мамины желания не сбылись - началась война.
Ровесница Эстер, израильская поэтесса Сара Погреб, писала:

О тот прощальный край перрона,
И грохот грома отдаленный,
И руки холоднее льда.
Отцов увозят эшелоны,
Сынов увозят эшелоны,
Увозят милых эшелоны
Совсем не так, как поезда.

Военные треугольники от брата вскоре перестали приходить. Но мама говорила - я знаю, чувствую, он жив! Через полгода - вдруг долгожданное письмо. Брат писал, что был ранен, попал в окружение, что его приютила и выходила украинская крестьянка, что теперь он нашел свой полк и снова воюет. "Закончится война - писал он - мы поедем в это село и поблагодарим ее".
Эстер с мамой после войны нашли эту женщину. Привезли ей подарки, обнялись, поплакали. Но брата с ними не было - он погиб вскоре после возвращения в часть.

Эстер закончила с отличием финансовый техникум и родила двоих детей - от первого брака мальчика Борю, от второго девочку Вику. Первого мужа, балагура и аккордеониста, Эстер любила без памяти. Но семейной жизни не получилось: после войны было много одиноких женщин, красавец муж погуливал, а компромиссы не были ее сильной стороной.
Сильной ее стороной была светлая голова и стальной характер.

По распределению Эстер попала на Харьковский тракторный завод, быстро поднималась все выше и последние двадцать лет занимала должность коммерческого директора завода.
Это трудно себе представить. Завод с десятками тысяч рабочих, громадное предприятие, где от цеха до цеха ездили на трамвае. И коммерческий директор этого завода, обладающий правом подписи за директора любых финансовых документов - мало того, что женщина, еще и еврейка!

Второй муж Эстер рано умер. Мама до конца жизни жила с ней, помогала растить детей. У мальчика обнаружился музыкальный талант - видно, в отца пошел. Он учился в специализированной музыкальной школе, ему прочили большое будущее. Девочка тянулась за ним и тоже хотела быть пианисткой. Эстер в редкие свободные минуты любила шить ей красивые платья - но сколько было тех минут при ее должности!

Шло время, дети росли. Боря, не видящий вокруг ничего, кроме музыки, уже начал концертировать и был выбран в мужья пианисткой с младшего курса. Вика тоже вышла замуж за музыканта и родила Эстер первого внука, радость и свет ее очей.
И тут грянул гром. Боря с женой сказали, что они собираются ехать в Канаду. Как говорится, "на постоянное место жительства". Эстер обомлела. Не видеть Бореньку, ее любовь и гордость! Нет, это совершенно невозможно даже представить!
Ее быстрый ум начал просчитывать варианты. Разрешения на выезд она, конечно, не получит: харьковский тракторный - это не только трактора, но и танки. Значит, надо дождаться пенсии и посмотреть, сколько лет будет действителен ее допуск.

В день, когда Эстер исполнилось пятьдесят пять лет, она подала заявление об уходе. Заместителя себе она подготовила заранее, вот уже несколько лет занималась с недавним выпускником института. Спустя много лет он приехал в гости в Канаду, нашел Эстер и подарил ей большую вазу с трогательной открыткой - благодарил за учебу, которая определила его карьеру и жизнь.

Вышла Эстер на пенсию - а что делать, чем заняться? Понятно, что в отказе ей быть долго, ведь кто знает, какой срок секретности определят. Надо найти работу, где никакой секретностью не пахнет. И пошла она на швейную фабрику.
- Вы шили раньше? - спросили ее.
Эстер вспомнила дочкины платья, на каждое из которых уходило по полгода, и уверенно сказала:
- Шила.
- А на скоростных машинах работали?
- Нет, на скоростных не приходилось.
- Мы можем взять вас ученицей швеи. Подрубать носовые платочки.
И пошла бывший коммерческий директор на новую работу - платочки подрубать.
Уехали в Канаду Боря с женой и с маленькой дочкой. Подала заявление и Эстер с семьей Вики и с любимым внуком. Конечно, они оказались в отказе. Время шло, Вика тяжело переносила вторую беременность, вскоре выяснилось, что это близнецы. Любимый внук был уже большим мальчиком, почти подростком, у Эстер впервые появилось время заниматься с ребенком в свое удовольствие. А разрешения на выезд все не давали.

Разрешение пришло внезапно, когда Вика была на девятом месяце, на сборы дали десять дней.
Продолжение следует.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments