Ella (mi_ze) wrote,
Ella
mi_ze

Categories:

День смерти Сталина. Семейная история длиной в полвека.

Села я сегодня за свой старенький комп, чтобы рассказать давно обещанную Наташе sova_f историю о судьбе.  За месяц, что я обдумывала рассказ, всплыли в памяти еще две истории на эту тему.  Открыла я лэптоп, чтобы начать первую, посмотрела на дату - пятое марта...
Пятое марта! Вам, молодежи, эта дата, поди, ни о чем не говорит. А ведь это великий день. В этот день, шестьдесят три года назад, Сталин то ли сам помёр, то ли его отравили верные соратники.  Надеюсь, тот свет есть, и великий вождь всех времен и народов обслуживается там в аду по первому разряду.
Так что с историей о судьбе повременим. Лучше в честь этого события я вспомню другую историю, семейную, которую написала семь или восемь лет назад. С тех пор многое изменилось. Многие старые читатели перестали ко мне заходить, зато появились новые. Для них и повторю.

http://mi-ze.livejournal.com/105623.html

Собственно говоря, история эта не столько о самом тиране, сколько о его подданых, души которых он искалечил за долгие тридцать лет своего кровавого царствования.

История эта началась больше, чем полвека назад, и произошла она в громадной стране, которой уже нет на глобусе.
В большом провинциальном городе жила еврейская семья - папа, мама и трое детей. И еще дедушка.
Так как папа был директор довольно большого завода, семья жила не в коммуналке, а в отдельной квартире. А так как папа был человек совестливый и все время уступал очередь на жилье тем, кому оно нужнее, квартира эта располагалась в полуподвальном помещении. Но там все же были две комнаты, из одной даже удалось выделить закуток для дедушки.

Старшая девочка, Рита, была правоверная отличница с вечно раскрытой книгой перед близорукими глазами. Средний брат, Сережик, рос тихим и болезненным. К десяти годам ему пришлось хлебнуть немало горя из-за своей робости и ярко выраженной еврейской внешности. Ну, а младшая, Катя, была Младшая и ходила в первый класс.
Мама, учительница музыки, управляла семьей железной рукой. Все дети были приучены в тяжелых жизненных обстоятельствах не жаловаться и не плакать. "Никто не должен видеть, что тебе больно. Надо держаться", - приговаривала мама, поливая разбитые коленки йодом.

И вот настал этот день, 5 марта 1953 года. В школах объявили, что Бессмертный - умер.
Рита, как и все, была подавлена и переживала: "Что же теперь будет с нами, как мы жить будем без него". Но не плакала, приученная держаться. Не плакала она единственная в классе. Однако, то ли учительница не заметила этого в горе, то ли знала немного больше о Бессмертном, но карательных мероприятий не последовало. В перемену Рита побежала поддержать подшефных первоклассниц. Там было море разливанное. Рыдали все, ни о каких уроках в тот день нельзя было и думать.

Тем временем в школе, где учились двое младших, тоже сообщили эту ужасную весть. И тогда Сережик, этот робкий и тихий мальчик, встал и сказал: "Ребята, не надо плакать!" Закончить фразу - дескать, надо крепиться и держаться - ему не дали. Учительница очень закричала и выгнала его из класса.

Назавтра Сережика оставили дома, в эту школу он больше не пошел. А учительница превого класса ласково спросила Катю: "Скажи, Катя, папа побил твоего брата за то, что он не любит Сталина?" "Нет, не побил", - честно заморгала глазами Младшая. Тогда ее соседка по парте встала, поправила банты и произнесла: "Маргарита Петровна, отсадите меня, пожалуйста, от Кати. Я не хочу сидеть за одной партой с девочкой, у которой брат не любит Сталина."

Вечером родители, тихо обсудив новость, собрали по тюремному чемоданчику и перестали спать по ночам - ведь аресты производились ночью.
Однако, тем временем шакалы в Кремле передрались за власть, их пособникам стало не до родителей. И никого не арестовали, никого не расстреляли, и детей не сгноили в детдомах для врагов народа - в общем, все закончилось прекрасно. А что родители поседели - ну, это неприятность небольшая.

Но замечательная история на этом не закончилась.

Прошло десять лет. После университета Рита работала в исследовательском институте. Как-то раз ей пришлось задержаться с начальником лаборатории после работы - надо было срочно что-то закончить. Закончив, разговорились.
- А какая Ваша девичья фамилия была? - поинтересовался он
- Гуревич.
- А Сергей Гуревич не родственник Вам?
- Это мой брат.
- Родной брат! Это Ваш родной брат! Боже мой! Какой необыкновенный мальчик! Какой герой! В то время, в то кровожадное время, встать и сказать: "Ребята, не по ком плакать!" Я понимаю, конечно, дома велись разговоры - но тем не менее...
И сколько Рита ни старалась объяснить, что брат совсем не то хотел сказать, что он не мог этого сказать, что разговоры дома, конечно же, никакие не велись, что он вообще был трусишкой - ничего не помогало.
- Нет, не убеждайте. У меня сын учился в этом классе, он пришел и сразу все нам рассказал. Как мы восхищались мальчиком! Нет, он - настоящий герой! Все наши знакомые о нем знают!

Так тихий добрый Сережик стал легендой.

Но и на этом, и на этом еще не закончилась замечательная история.

Прошло еще десять лет.

Ритина дочь, пятиклассница Сонечка, училась в этой же школе. Как-то на уроке она играла в крестики-нолики со своим соседом по парте Андрюшей, к которому весьма была неравнодушна. Учительница заметила и, поскольку Сонечка была отличница, а Андрюша вовсе даже наоборот, выгнала мальчика из класса.
Влюбленная Сонечка встала и провозгласила:
- Это несправедливо. Мы вместе играли, а выгнали его одного!
- Ах, несправедливо! Марш к директору и расскажи все, чтобы было справедливо.
Сонечка побрела к директору. Директор - вернее, директриса - выслушала ее покаянный шепот и выдала, что положено. Сонечка с облегчением двинулась было к дверям, и тут сидящая в кабинете пожилая учительница истории сказала директрисе: "Что Вы хотите! Вы знаете, из какой она семьи? Ведь это был ее дядя, ну, тот, который...", - и что-то жарко зашептала на ухо.
Дома Сонечка спросила у Риты: "Мама! Какое безобразие мог учинить дядя Сережа, когда был маленьким, что учителя до сих пор это помнят? Наверное, он разбил мячом окно учительской?"

И прошло еще два раза по десять лет.

Сережик давно живет в другой стране. У него есть хобби - находить выброшенные телевизоры, чинить и раздаривать. Он всегда готов всем помочь, друзья и знакомые его любят. Сестры и младшая дочь - жалеют. Он много работает. "Когда работаешь - не думаешь", - объясняет.

Сонечка тоже давно живет в другой стране.
Недавно Рита рассказывала сонечкиному сыну историю семьи и объяснила: "Вот поэтому дедушке Леве пришлось вступить в партию." "В какую партию?" - живо заинтересовался он.

На прекрасных словах ритиного внука мне хочется закончить эту замечательную историю. Историю, произошедшую в громадной лоскутной стране нашего детства, которой давно уже нет на карте мира.
Subscribe

  • Роман "Меня зовут Красный"

    Название романа "Меня зовут Красный" или, в другом варианте, "Имя мне Красный". Кого так называют и почему это имя…

  • О ЖЖ, ФБ и об одном хорошем рассказе.

    Нелли Воскобойник ottikubo написала очередной хороший рассказ "Педсовет" из цикла "После смерти".…

  • Про восьмое марта

    Я так думаю - этот праздник надо праздновать, как и любой другой. Не так уж много праздников у нас. Тем более, женских. Так почему бы нам, женщинам,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 65 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Роман "Меня зовут Красный"

    Название романа "Меня зовут Красный" или, в другом варианте, "Имя мне Красный". Кого так называют и почему это имя…

  • О ЖЖ, ФБ и об одном хорошем рассказе.

    Нелли Воскобойник ottikubo написала очередной хороший рассказ "Педсовет" из цикла "После смерти".…

  • Про восьмое марта

    Я так думаю - этот праздник надо праздновать, как и любой другой. Не так уж много праздников у нас. Тем более, женских. Так почему бы нам, женщинам,…