September 1st, 2014

50 дней войны Израиля летом 2014 в 50 фотографиях

Пишет Лара Риммер

Я выбрала 50 самых ярких фотографий лета 2014, чтобы мои внуки- когда они появятся на свет, узнали о "Несокрушимой скале " не из учебников, а от меня.
Обязательно расскажу о 64 солдатах, вспомню поимённо...И о маленьком Даниеле, чья кровь кипит в моём сердце...
Господи- не дай мне провожать на войну внуков- хватило и сыновей! Пощади !

«Несокрушимая скала»,
Несокрушимая. Едва ли.
Многострадальный мой Израиль!

Морщины трещин стали глубже
И ветры разъедают плоть.
Что лучше для тебя, что хуже,
Наверно, знает лишь Господь…

Инна Костяковская,
27.08.14.

Вот эти 50 фотографий. После войны помещают много разных фотографий. Эти хорошие.

http://www.liveinternet.ru/users/lara_rimmer/post335096593/

Иосиф Бродский. Из "Путешнствия в Стамбул"

Иосиф Бродский.

Задолго до 9/11, в "Путешествии в Стамбул" он сказал:

"Бред и ужас Востока. Пыльная катастрофа Азии. Зелень только на знамени Пророка. Здесь ничего не растет, опричь усов. Черноглазая, зарастающая к вечеру трехдневной щетиной часть света. Заливаемые мочой угли костра. Этот запах! С примесью скверного табака и потного мыла. И исподнего, намотанного вкруг ихних чресел что твоя чалма. Расизм? Но он всего лишь форма мизантропии".

"О все эти бесчисленные Османы, Мехметы, Мурады, Баязеты, Ибрагимы. Селимы и Сулейманы, вырезавшие друг друга, своих предшественников, соперников, братьев, родителей и потомство ... с регулярностью человека, бреющегося перед зеркалом. О эти бесконечные, непрерывные войны: против неверных, против своих же мусульман-но-шиитов, за расширение империи, в отместку за нанесенные обиды, просто так и из самозащиты. О все эти чалмы и бороды — эта униформа головы, одержимой только одной мыслью: рэзать... Рэжу — следовательно, существую".

Уинстон Черчилль о наших двоюродных

"...Как ужасны те законы, к неукоснительному выполнению которых Ислам обязывает своих приверженцев.

Помимо доходящего до безумия фанатизма, которое для человека опасно, как бешенство для собаки, в их среде наличествует вместе с тем какое-то ужасающее, фаталистическое безразличие ко всему на свете...

Тот факт, что по закону Мохаммеда каждая женщина принадлежит какому-либо мужчине в качестве его абсолютной собственности, — причем не имеет значения, является ли она ребенком, женой, или наложницей, — вне всякого сомнения, отдаляет момент исчезновения рабства до тех самых пор, пока Ислам не перестанет быть мощным фактором, влияющим на жизнь людей.

Отдельные мусульмане могут быть носителями исключительных человеческих качеств... Однако религия, которую они исповедуют, оказывает парализующее воздействие на их социальное развитие. На земле не существует силы более реакционной, чем эта. Это воинственная и прозелитская вера, которая еще очень далека от заката. Она уже распространилась вплоть до Центральной Африки, оставляя бесстрашных воинов Ислама везде, где бы ни ступила ее нога; и если бы Христианство не было защищено прогрессом Науки, — той самой Науки, с которой оно когда-то тщетно боролось, — современная европейская цивилизация могла бы пасть, как пала в свое время цивилизация древнего Рима."

К своему счастью, Черчилль не дожил до времени, когда было найдено успешное средство против Науки, на которую он так надеялся.