Ella (mi_ze) wrote,
Ella
mi_ze

Categories:

Великий китайский народ или как сделать из ребенка робота.

Литературный критик Галина Юзефович, обзорами которой я регулярно пользуюсь, написала рецензию на книгу профессора Йельского университета Эми Чуа «Боевой гимн матери-тигрицы».
Поскольку вопросы соотношения свободы и принуждения в воспитании для меня последние 25 лет очень актуальны, рецензию эту я прочла с большим интересом.

Повесть о настоящем Песталоцци

По-русски опубликован «Боевой гимн матери-тигрицы» Эми Чуа


В российских магазинах книга Эми Чуа «Боевой гимн матери-тигрицы» располагается на полках, отведенных литературе по воспитанию детей и домашнему хозяйству, а значит, заведомо вне поля зрения тех, кого интересует серьезная актуальная проза. Отчасти такое расположение оправданно: книга госпожи Чуа, с одной стороны, и в самом деле посвящена вопросам воспитания, а с другой — действительно не обладает сколько-нибудь выдающимися художественными достоинствами. Однако ни то ни другое не должно вводить читателя в заблуждение: «Боевой гимн матери-тигрицы» — одна из самых ярких, провокативных, саморазоблачительно-откровенных и при всем том захватывающе интересных книг, опубликованных за последние годы. Если угодно, настоящая бомба под неяркой обложкой, два года назад взорвавшая американское общество, превратив безопасную доселе тему материнства и детства в минное поле.

Американка в первом поколении, старшая дочь скромных китайских эмигрантов, Эми Чуа достигла выдающихся успехов: сегодня, в свои пятьдесят, она профессор юриспруденции в Йельском университете, жена успешного юриста, хозяйка двух очаровательных собак самоедской породы, а также мать двух красивых, умных и талантливых дочерей. Старшая, София, одаренная пианистка и учится в Гарварде. Младшая, Лулу, еще школьница, но уже великолепно играет на скрипке и в теннис.
Однако за фасадом этой семейной идиллии скрывается плацдарм ни на минуту не затихающей битвы. Когда младшей дочке Эми Чуа было три, мать решила познакомить ее с фортепиано, а когда девочка отказалась и закатила скандал, выставила ее в легком платьице на мороз. Даже на каникулах дочери госпожи Чуа занимались музыкой не меньше трех часов в день, пятерка с минусом в школе считалась позором, а второе место на конкурсе сочинений приравнивалось к семейной трагедии.

Лулу ненавидела пианино настолько, что на клавишах оставались отметины от ее зубов, но это не спасало девочку от ежедневных многочасовых уроков. Когда дочери Эми глубоко переживали смерть любимой бабушки, мать потребовала, чтобы они собрались с силами и написали прочувствованные речи для ее похорон, причем заставляла их редактировать тексты снова и снова, покуда не добилась безупречного результата. В любой ситуации, когда кто-либо из девочек очевидным образом не справлялся с поставленной задачей, Эми не просто не сбавляла оборотов, но, напротив, усиливала нажим.
Вот краткий перечень вещей, делать которые Софии и Лулу было строго запрещено: «Ночевать у друзей. Ходить на детские праздники. Участвовать в школьных постановках. Жаловаться на то, что им нельзя участвовать в школьных постановках. Смотреть телевизор или играть в компьютерные игры. Выбирать внеклассные занятия по своему усмотрению. Играть на любом другом инструменте, кроме фортепиано и скрипки. Не играть на фортепиано и скрипке».
О том аде, в который она превратила жизнь собственных дочерей, Эми Чуа и пишет в своей книге — спокойно и откровенно, без позерства, но и без сожалений. Да и о чем сожалеть, когда ею руководила не ненависть к Софии и Лулу, но безграничная любовь к ним, твердая вера в то, что они способны на большее, и главное — четырехтысячелетняя традиция китайского воспитания. Именно в этой немыслимой и неприемлемой для «мягкотелых западников» строгости, порой переходящей в жестокость, кроется, по мнению автора книги, секрет того феноменального успеха, которого сегодня достигают китайцы в самых разных областях — от музыки до физики и от бизнеса до медицины.
В Америке после выхода «Боевого гимна» общество раскололось на две непримиримые части, и в России, надо полагать, реакция будет схожей. Одна половина читателей наверняка ужаснется и проникнется состраданием к маленьким жертвам китайского родительского произвола. Другая же половина испытает угрызения совести от того, что так непростительно мало печется о будущем своих детей. Но уж точно и первые, и вторые всерьез задумаются о той поистине неодолимой силе, которую представляют собой сегодня китайцы. Как мы знаем из анекдота, при соответствующем обращении летать под куполом цирка способны даже маленькие крокодильчики. Страшно подумать, как высоко полетят два миллиарда крокодильчиков, выращенных матерями вроде Эми Чуа.
Subscribe

  • Роман "Меня зовут Красный"

    Название романа "Меня зовут Красный" или, в другом варианте, "Имя мне Красный". Кого так называют и почему это имя…

  • О ЖЖ, ФБ и об одном хорошем рассказе.

    Нелли Воскобойник ottikubo написала очередной хороший рассказ "Педсовет" из цикла "После смерти".…

  • Про восьмое марта

    Я так думаю - этот праздник надо праздновать, как и любой другой. Не так уж много праздников у нас. Тем более, женских. Так почему бы нам, женщинам,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 78 comments

  • Роман "Меня зовут Красный"

    Название романа "Меня зовут Красный" или, в другом варианте, "Имя мне Красный". Кого так называют и почему это имя…

  • О ЖЖ, ФБ и об одном хорошем рассказе.

    Нелли Воскобойник ottikubo написала очередной хороший рассказ "Педсовет" из цикла "После смерти".…

  • Про восьмое марта

    Я так думаю - этот праздник надо праздновать, как и любой другой. Не так уж много праздников у нас. Тем более, женских. Так почему бы нам, женщинам,…