Ella (mi_ze) wrote,
Ella
mi_ze

Category:

Меир Шалев: «Впервые в Библии»

В издательстве «Текст» вышло исследование Библии, сделанное самым известным прозаиком Израиля Меиром Шалевом. Перевод с иврита Рафаила Нудельмана и Аллы Фурман.
"Частный корреспондент", российское интернетиздание, которое я часто и с удовольствием читаю, представило главу книги Шалева "Впервые в библии", посвящённую любви.

http://www.chaskor.ru/article/meir_shalev_vpervye_v_biblii_19598

Пишет Шалев:
"В первой книге Библии «Берешит» многое происходит впервые: первая любовь, первая смерть, первый смех, первый сон.
Эти «первые разы» могут порой озадачить.
Первое появление в Библии слова «любовь» связано не с любовью мужчины к женщине, или женщины к мужчине, или ребёнка к матери, или матери к ребёнку, — нет, первой была любовь отца к сыну."
Шалев читает Тору очень внимательно, каждое слово дает повод к анализу характеров персонажей и ситуаций, в которые они попадают, и следить за этим анализом интересно. Собственно, такой анализ всегда и был традицией комментаторов Торы.

Я приехала в Израиль в мае 1991 года, и через неделю пошла на вечерние курсы по изучению Торы. Интересно было знать хоть что-нибудь о еврействе, ведь я приехала совершенно невежественной в этих вопросах. Лекции читал рав (к сожалению, память не сохранила его имя) - очень образованный человек, говоривший на всех европейских языках и, конечно, досконально знавший Тору. Лекции для нас он читал с лингвистической точки зрения. Не знаю. с учетом состава аудитории, или это был его обычный подход к изучению Торы.
"Господь сказал Аврааму: "Лех леха",- говорил рав. "Это значит - "Иди". На иврите есть пять (кажется, не помню точно сейчас) слов для обозначения этого действия. Почему же для Авраама было выбрано именно это слово, какой оно имеет оттенок?"
Советские евреи сидели, раскрыв рты, и очень бурно реагировали на сообщения о склочном поведении Сары по отношению к Агари, на историю с жертвоприношением и на другие моменты, идущие вразрез с привычной гуманистической традицией.

Сейчас я приведу отрывки из главы книги "Впервые в Библии", описывающей первое упоминание о любви. Это я делаю совершенно откровенно для затравки - в надежде, что моим друзьям захочется пойти по ссылке
http://www.chaskor.ru/article/meir_shalev_vpervye_v_biblii_19598,
прочесть эту главу полностью, как сделала это я, получить то же удовольствие и, возможно, купить книгу и прочесть все главы - как я это непременно сделаю.

когда Бог сказал «твоего единственного» и «которого ты любишь» именно об Исааке, а Измаил и его мать к тому времени уже были изгнаны из дома Авраама, возникла эмоциональная база для конфликта, от которого мы страдаем по сей день.
Есть тут, однако, и нечто иное. Эти слова: «которого ты любишь» — знаменуют первое появление в Библии слова «любовь». И тут можно подметить две интересные особенности.
Во-первых, это любовь мужчины к сыну, а не любовь мужчины к женщине. Любовь мужчины к женщине в Библии отодвинута на второе место, и ею станет любовь Исаака к Ревекке.
А во-вторых — это любовь отца, а не любовь матери. Первой материнской любовью будет любовь Ревекки к своему сыну Иакову. Она появится лишь на третьем месте, и в неё тоже будет вплетён мотив дискриминации братьев: Ревекка будет любить Иакова, а Исаак — Исава.
Но для Библии всего важнее род и семья, а в данном случае — семья, которая станет народом. Поэтому любовь Авраама к Исааку она ставит на первое место. Любовь родителя к дочери, кстати, не упоминается в Библии вообще.

Что же касается самого жертвоприношения Исаака, то лично я полагаю, что этот рассказ был предназначен не для осуждения человеческих жертвоприношений, а для того, чтобы показать, до каких МРАЧНЫХ ГЛУБИН может дойти послушание самого послушного верующего в Библии.

А после жертвоприношения говорится: «И возвратился Авраам к отрокам своим». А где же Исаак? И где «вместе»?
Отныне слово «вместе» будет относиться лишь к возвращению Авраама со слугами: «И встали, и пошли вместе в Вирсавию». А это означает, что Исаак не вернулся с отцом, а ушёл с горы Мориа один.
Выясняется ещё одно любопытное обстоятельство: со дня жертвоприношения и до самой смерти Авраама, то есть в течение многих лет, мы вообще уже ни разу не встречаем его с Исааком «вместе».
И Исаака можно понять. После того как твой отец скрывает от тебя правду, связывает тебя на жертвеннике и заносит над тобой нож, ты вряд ли захочешь ещё раз оказаться с ним в той ситуации, которая описывается словом «вместе».
С того дня и до самой смерти Авраама Исаак избегал встречи с отцом и, только когда тот умер, похоронил его с помощью Измаила (которого тот же отец когда-то выгнал в пустыню).

Тут стоит отметить, что жертвоприношение это разделило не только отца с сыном, но и мужа с женой. Сарру мы тоже больше не встретим рядом с Авраамом.
Авраам после жертвоприношения поселился в Беер-Шеве, а Сарра уже в начале следующей главы умерла в Кирьят-Арбе — возможно, именно потому, что ей стала известна вся эта история.

Библия говорит: «И пришёл Авраам рыдать по Сарре и оплакивать её». Выясняется, таким образом, что он не был рядом с женой, когда та умирала. Он пришёл из Беер-Шевы в Хеврон, чтобы похоронить её в пещере Махпела.

Кстати говоря, всем этим трагическим последствиям жертвоприношения Исаака можно найти весьма многочисленные, хотя и не столь драматичные, аналогии, потому что такая история могла бы случиться и во многих других семьях, похожих на семью Авраама, — в семьях каких-нибудь революционеров, живописцев, исследователей и других выдающихся людей, которые безоглядно служат своей мечте, своей вере, своему идеалу, будь то искусство, наука или революция.
И в этом смысле жертвоприношение Исаака — не только теологическая притча, но ещё и пример того, что может грозить близким подобных фанатиков.
И наконец, жертвоприношение Исаака вызвало ещё один разрыв — на этот раз между Авраамом и его Богом. Раньше эти двое имели обыкновение часто встречаться и беседовать. Теперь всё это кончилось.
Начиная с жертвоприношения и дальше, Библия больше не рассказывает о встречах и беседах Авраама с его Богом. Авраам выдержал испытание, но похоже, что оба они предпочли больше не встречаться и что жертвоприношение стало переломным событием для них обоих.(:))).
Бог больше не являлся Аврааму и не говорил перед ним, и Авраам больше не обращался к Нему и не искал с Ним встречи. Смерть жены и отдаление сына показали ему, как велика цена, которую близким людям пришлось уплатить за его веру.

И кто знает, может, и у Бога появились дополнительные соображения. Возможно, Он раскаялся в содеянном, а может быть, решил, что не заинтересован в такой вере и в таком верующем... (ПРЕЛЕСТЬ КАКАЯ!)

...Но воспитующее наказание Иакова было двойным. Он был наказан не только насильственной женитьбой на нелюбимой женщине, но и её плодовитостью в противоположность бесплодию любимой: «Господь узрел, что Лия была не любима, и отверз утробу её, а Рахиль была неплодна» (Быт. 29, 31).
Всё это было предназначено для того, чтобы разъяснить Иакову надлежащий порядок вещей и порядок предпочтительностей: в Библии на первом месте стоит семья и деторождение и только потом — любовь.
Нам, романтичным и эгоцентричным современным читателям, для которых личное счастье важнее всего, это кажется ужасным. Но согласно воззрениям тех давних дней, именно так и должно было быть.

...Любовь Исаака к Исаву была любовью, имевшей некую практическую причину. Исаак любил Исава из-за вкуса мяса, который тот для него добывал.
Но «Ревекка любила Иакова» любовью, не требующей причин, не зависящей ни от чего и, уж конечно, не от вкусной пищи.
Более того. Отношение Исаака к Исаву описано в Библии глаголом прошедшего времени — «любил», то есть как что-то, происходившее в прошлом, по ходу сюжета — «ушёл», «поел», «кушал», «любил».
Но для любви Ревекки к Иакову в оригинальном ивритском тексте выбран глагол настоящего времени — «любит». То есть тут перед нами описание ситуации длящейся, постоянной, как бы одного из явлений миропорядка: солнце восходит поутру, луна растёт и убывает, реки текут в море, и Ревекка любит своего сына Иакова.

...Может быть, в этом и была причина того, почему Ревекка любила Иакова, а Исаак — Исава. Каждый из них любил сына, похожего на него самого.

Авраам, старик отец, явно изменился к лучшему. Жертвоприношение развело его с любимым сыном, но зато избавило наконец от требовательного присутствия Бога и жены — двух начал, что так жёстко правили всей его жизнью и заставили совершить два страшных поступка: изгнать первого сына и едва не принести в жертву второго.
Сейчас, когда Бог уже не говорит с ним, а Сарра умерла, и даже Исаак нашёл утешение в своей любви к Ревекке, Авраам впервые получил возможность пожить в своё удовольствие.
Он наконец-то покончил с миссией отца нации и столпа веры, перестал быть знаменем и символом и стал просто частным лицом. И хотя в его жизни снова происходят большие перемены, на сей раз это перемены чисто личные, и для него они явно радостней и прекрасней. И, словно в подтверждение этих радостных перемен, не только сам Авраам, но и его настрадавшийся, обрезанный член тоже освободился от необходимости быть символом союза с Богом и вернулся к выполнению своих обычных приятных обязанностей.
Ему уже не нужно было непрерывно служить вещественным доказательством этого союза и производить семя всего еврейского народа разом.
Теперь это был просто весёлый половой орган мужчины, освободившегося от своего требовательного Бога и суровой, трудной жены.
А вместо двух утраченных в прежней жизни сыновей — изгнанного и принесённого в жертву, — которым суждено будет соперничать из-за его любви с того времени и по сей день, Авраам рожает теперь для себя просто весёлых младенцев. Из «отца множества народов» он превратился в мужа множества наложниц и отца множества детишек.

Он встретил смерть, убелённый благородными сединами, «престарелый и насыщенный жизнью», как пишет Библия, и читатель чувствует, что этот Авраам наконец-то доволен, спокоен и даже счастлив.
И кончина у него была счастливая. Измаил, сын, которого он изгнал по приказу своей жены, и Исаак, сын, которого он возложил на жертвенник по приказу своего Бога, похоронили его сообща...возле Сарры, изгнавшей одного из них и любившей другого, в той пещере Махпела, которая на многие столетия станет предметом яростных споров.

Вот. Надеюсь, мой скорбный труд не пропадет, и кому-то захочется прочесть не выбранные мной кусочки, а всю книгу!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 23 comments