К истории семьи

Люди рождаются старшими и младшими.
Родившиеся старшими могут появиться в семье и средними, и последними, от порядка рождения это не зависит.
Родившиеся младшими чувствуют себя  младшими всегда. Конечно, жизнь может поставить их в положение главы семьи или руководителя какой-нибудь группы. Но и в семье и на работе в этой роли им будет неуютно.
Я родилась и старшей по природе, и первой из троих детей, К тому же, мое раннее детство, время формирования личности, пришлось на военные годы. А военные времена рано приучают детей к самостоятельности. Когда мне было три с половиной года, мама убегала на несколько часов на работу и оставляла меня с годовалым братом. Представляю, как тяжело было у нее на душе. А мне раз и навсегда было сказано -  ты старшая, ты отвечаешь.  Я  должна была накормить братика кашей, просовывая ложку через прутья кроватки. Так я себя всегда и чувствовала - старшей над двумя младшими..
Эта фотография - прекрасная иллюстрация.


К нам в школу пришел фотограф и предложил сделать портреты учеников. Фотоаппараты в семьях были тогда предметом роскоши, сфотографироваться можно было только в специальных ателье. А тут вдруг такое везенье, фотограф сам пришел!
Я сразу подумала - а как же Валерик с Олей, ведь их тоже надо сфотографировать! Упросила фотографа подождать час. Сбегала домой - а школа была довольно далеко, минут пятнадцать быстрой ходьбы. Сменила школьную форму на парадное платье, схватила  детей, впопыхах притащила их на школьный двор - и вот мы позируем.
Мне лет десять, брату семь, сестре четыре. Я  довольной - мне удалось сфотографировать всех. Двое младших вполне осознают важность момента.
Одеты мы вполне нищенски. Но такие уж были времена. Мама потом досадовала, что я не поправила Оле задравшуюся штанину.
Так осталось навсегда - и дома, и на работе. Даже когда жизнь поставила меня в положение младшей, внутри я остаюсь старшей.

Роман "Меня зовут Красный"

Название романа "Меня зовут Красный" или,  в другом варианте, "Имя мне Красный". Кого так  называют и почему это имя вынесено в название?
Красный - это цвет. От имени этого цвета написана одна из глав. Красный цвет - обозначение и символ страсти и крови. Страстью и кровью пропитан роман. Причем по такому, на первый взгляд, умозрительному и схоластическому поводу, как  способ изображения.
Остаться ли живописцам на принципах ислама с его ненарушаемыми канонами и полным отказом от индивидуальности художника, вплоть до запрета на подпись. С ослеплением в знак признания вершины творчества. Или перенять от европейцев их достижения - перспективу в пейзаже, принцип портретного сходства, признание индивидуальности художника.
С позиции сегодняшнего дня понятно (и автор это, видимо, подразумевает) что причина страсти - спор о путях развития не только живописи, но и общества в целом. О пути развития ислама, до сих пор сохраняющего незыблемыми свои застывшие традиции - и западной цивилизации, бесконечно развивающейся в сторону все большего индивидуализма. Обе цивилизации, похоже, зашли в тупик. Все нагляднее их недостатки, все сильнее противодействие друг другу.
Как хорошо было бы слиться этим двум направлениям, взяв лучшее из каждого. Но похоже, взаимопонимание невозможно - и автор закрывает столь заманчивый вариант. Погибают оба художника, пытающиеся каждый по-своему осуществить слияние двух направлений.
Роман великолепный. Динамичность повествования, сюжетная интрига, образный язык, характеры художников и других персонажей, столкновение двух направлений в живописи, исламское общество с его неизвестными нам проблемами, атмосфера Стамбула шестнадцатого века - все это выше всяких похвал.
Пятнадцать лет назад турецкому писателю Орхану Памуку за этот роман была присуждена нобелевская премия по литературе.
Отдельно хочу сказать о рисунке на обложке русского издания. Браво художнику, сумевшему несколькими небрежными мазками красной краски передать экспрессию романа лучше. чем это могли бы сделать несколько критических статей.
Я прочла еще роман Памука "Снег". Здесь не место разбирать его, скажу только - невозможно было оторваться. Прекрасный писатель!

О ЖЖ, ФБ и об одном хорошем рассказе.

Нелли Воскобойник ottikubo написала очередной хороший рассказ "Педсовет" из цикла "После смерти". https://ottikubo.livejournal.com/186213.html
Очень рекомендую не пропустить!
 Но вот что хочется сказать, оттолкнувшись от комментариев на этот рассказ.
При публикации одновременно и в ЖЖ и в ФБ так заметна разница в комментариях (в целом, разумеется, не абсолютно)!
ФБ скорее рассчитан на быстрый отклик, на сиюминутное. ЖЖ - на анализ и более глубокое раздумье.
Очень многие ушли в ФБ именно из-за этого - была получена возможность быстрого отклика на свое сиюминутное.
Но что интересно - говорят, народ потихоньку начинает в ЖЖ возвращаться.

Про восьмое марта

Я так думаю - этот праздник надо праздновать, как и любой другой. Не так уж много праздников у нас. Тем более, женских. Так почему бы нам, женщинам, лишний раз не поиметь букет цветов и какой-нибудь знак внимания!  Почему бы мужчине не вспомнить лишний раз о любимой женщине?
И наплевать, что причиной первого шествия был выход проституток за повышение отпускных денег матросам, чтобы те могли щедрее оплачивать их услуги. Как сказал Булгаков, эта кровь давно ушла в землю и превратилась в вино. И шествие проституток превратилось в наш женский праздник. Особенно приятно, когда маленькие девочки тоже получают наряды, цветы и подарки. Пусть учатся чувствовать себя женщинами! А не будущими родителями номер один или два.

О манипулировании

А вот был такой случай.
Мы идем гулять в парк. Грише шесть лет, Соне четыре. Соня недавно научилась читать и теперь никуда не ходит без книжки. Мы только миновали двор, вдруг Соня обнаруживает, что книжку забыла дома. Скандал! Без книжки она не пойдет. Я ее знаю, она не тот человек, которого можно переупрямить.
- Гриша - говорю я - сбегай, пожалуйста, принеси ей книжку!
Гриша возмущен.
- Бежать через весь двор туда и обратно только из-за сониной книжки! Да не нужна ей книжка, она просто выделывается (что правда). Хочет похвастать в парке, что читать умеет!
- Ну. хорошо - коварно говорю я - Не хочешь туда и обратно - подожди нас тут, пока мы с Соней сходим домой за книжкой.
Гриша - человек принципиальный, конечно, но осторожный. Он не любит оставаться один в подозрительных местах. Он не согласен.
- Ну, хорошо - еще более коварно говорю я - не хочешь оставаться один, тогда мы с тобой пойдем за книжкой, а Соня нас тут подождет.
Гриша от возмущения не может говорить, он хватает воздух, как рыба.
- Бабушка - говорит он - ты же еще не такая старая, чтобы не соображать! Ты что, собираешься оставить тут ребенка одного? Ладно уж, сбегаю.
Что и требовалось.
Но дома у нас идет многолетний спор о допустимости манипулирования чистыми детскими душами.

День смерти Сталина. Рассказ длиной в полвека

В связи с очередной годовщиной освобождения страны от упыря, повторяю свой рассказ для новых френдов и для тех, кто захочет вспомнить.

Эта история началась больше, чем полвека назад и произошла она в громадной стране, которой уже нет на глобусе.
В большом провинциальном городе жила еврейская семья - папа, мама и трое детей. И еще дедушка.
Так как папа был директор довольно большого завода, семья жила не в коммуналке, а в отдельной квартире. А так как папа был человек совестливый и все время уступал очередь на жилье тем, кому оно нужнее, квартира эта располагалась в полуподвальном помещении. Но там все же были две комнаты, из одной даже удалось выделить закуток для дедушки.

Старшая девочка, Рита, была правоверная отличница с вечно раскрытой книгой перед близорукими глазами. Средний брат, Сережик, рос тихим и болезненным. К десяти годам ему пришлось хлебнуть немало горя из-за своей робости и ярко выраженной еврейской внешности. Ну, а младшая, Катя, была Младшая и ходила в первый класс.
Мама, учительница музыки, управляла семьей железной рукой. Все дети были приучены в тяжелых жизненных обстоятельствах не жаловаться и не плакать. "Никто не должен видеть, что тебе больно. Надо держаться", - приговаривала мама, поливая разбитые коленки йодом.

И вот настал этот день, 5 марта 1953 года. В школах объявили, что Бессмертный - умер. Рита, как и все, была подавлена и переживала: "Что же теперь будет с нами, как мы жить будем без него". Но не плакала, приученная держаться. Не плакала она единственная в классе. Однако, то ли учительница не заметила этого в горе, то ли знала немного побольше о Бессмертном, только карательных мероприятий не последовало. В перемену Рита побежала поддержать подшефных первоклассниц. Там было море разливанное. Рыдали все, ни о каких уроках в тот день нельзя было и думать.

Тем временем в школе, где учились двое младших, тоже сообщили эту ужасную весть. И тогда Сережик, этот робкий и тихий мальчик, встал и сказал: "Ребята, не надо плакать!" Закончить фразу - дескать, надо крепиться и держаться - ему не дали. Учительница очень закричала и выгнала его из класса.

Назавтра Сережика оставили дома, в эту школу он больше не пошел. А на следующий день в первом классе учительница ласково спросила Катю: "Скажи, Катя, папа побил твоего брата за то, что он не любит Сталина?" "Нет, не побил", - честно заморгала глазами Младшая. И тогда встала ее соседка по парте, поправила банты и произнесла: "Маргарита Петровна, отсадите меня, пожалуйста, от Кати. Я не хочу сидеть за одной партой с девочкой, у которой брат не любит Сталина."

Вечером родители, тихо обсудив новость, собрали по тюремному чемоданчику и перестали спать по ночам - ведь аресты производились ночью.
Однако, тем временем шакалы в Кремле передрались за власть, их пособникам стало не до родителей. И никого не арестовали, никого не расстреляли, и детей не сгноили в детдомах для врагов народа - в общем, все закончилось прекрасно. А что родители поседели - ну, это неприятность небольшая.

Но замечательная история на этом не закончилась.

Прошло десять лет. После университета Рита работала в исследовательском институте. Как-то раз ей пришлось задержаться с начальником лаборатории после работы - надо было срочно что-то закончить. Закончив, разговорились.
- А какая Ваша девичья фамилия была? - поинтересовался он
- Гуревич.
- А Сергей Гуревич не родственник Вам?
- Это мой брат.
- Родной брат! Это Ваш родной брат! Боже мой! Какой необыкновенный мальчик! Какой герой! В то время, в то кровожадное время встать и сказать: "Ребята, не по ком плакать!" Я понимаю, конечно, дома велись разговоры - но тем не менее...
И сколько Рита ни старалась объяснить, что брат совсем не то хотел сказать, что он не мог этого сказать, что разговоры дома, конечно же, никакие не велись, что он вообще был трусишкой - ничего не помогало.
- Нет, не убеждайте. У меня сын учился в этом классе, он пришел и сразу все нам рассказал. Как мы восхищались мальчиком! Нет, он - настоящий герой! Все наши знакомые о нем знают!

Так тихий добрый Сережик стал легендой.

Но и на этом, и на этом еще не закончилась замечательная история.

Прошло еще десять лет.

Ритина дочь, пятиклассница Сонечка, училась в этой же школе. Как-то на уроке она играла в крестики-нолики со своим соседом по парте Андрюшей, к которому весьма была неравнодушна. Учительница заметила и, поскольку Сонечка была отличница, а Андрюша - вовсе даже наоборот, выгнала его из класса.
Влюбленная Сонечка встала и провозгласила:
- Это несправедливо. Мы вместе играли, а выгнали его одного.
- Ах, несправедливо! Марш к директору и расскажи все, чтобы было справедливо.
Сонечка побрела к директору. Директор - вернее, директриса - выслушала ее покаянный шепот и выдала, что положено. Сонечка с облегчением двинулась было к дверям, и тут сидящая в кабинете пожилая учительница истории сказала директрисе: "Что Вы хотите! Вы знаете, из какой она семьи? Ведь это был ее дядя, ну, тот, который...", - и что-то жарко зашептала на ухо.
Дома Сонечка спросила у Риты: "Мама! Что такое мог сделать дядя Сережа, когда был маленьким, что они до сих пор это помнят? Наверное, он разбил мячом окно учительской!"

И прошло еще два раза по десять лет.

Сережик давно живет в другой стране. У него есть хобби - находить выброшенные телевизоры, чинить и раздаривать. Он всегда готов всем помочь, друзья и знакомые его любят. Сестры и младшая дочь - жалеют. Он много работает. "Когда работаешь - не думаешь", - объясняет.

Сонечка тоже давно живет в другой стране.
Недавно Рита рассказывала сонечкиному сыну историю семьи. Вежливый мальчик слушал терпеливо. Однако, при словах: "Вот поэтому дедушке Леве пришлось вступить в партию", вдруг живо заинтересовался. "В какую партию?" - потребовал уточнить он.

На прекрасных словах ритиного внука мне хочется закончить эту замечательную историю. Историю, произошедшую в громадной лоскутной стране нашего детства, которой давно уже нет на карте мира.

Двадцать третье февраля - красный день календаря

Борис Пенчук

— Послушайте, Моисей. Вы знаете, как люди вас уважают, вы сказали идти, мы подорвались и пошли, не спрашивая, куда и зачем. Мы уже год бредём за вами по этой пустыне, которой нет ни конца, ни края. Но сегодня мы просим день отдыха.
— Сегодня какой-то особенный день?
— Конечно, сегодня же 23 адара — День египетской армии. Среди нас много служивших. Это важный для нас день. Мы хотим его отпраздновать.
— Но это же армия фараона! Жестокая, бесчеловечная армия. Над вами же там издевались, вас же унижали, били. Что вы собрались праздновать?
— Не обобщайте, Моисей. Вы же сами не служили, верно? Вы же больше по административно-хозяйственной части? А я 2 года отслужил. И не лишь бы где, а в ограниченном контингенте египетских войск в Нубии. И я вам скажу, что армия — это хорошая школа жизни, и я горжусь, что я прошёл эту школу. Так что, Моисей, объявляйте привал. Народ хочет праздника. А если вы не разрешите праздник, народ может взбунтоваться. И не дай вам ваш Бог, про которого вы нам всё время толкуете, увидеть еврейский бунт, осмысленный, но беспощадный.
— Хорошо, мне надо посоветоваться с братом.
— Аарон, народ хочет отдохнуть. Они просят разрешить им отпраздновать День египетской армии. Что делать?
— Надо разрешить. Рабы любят праздники. А ностальгия — лучший праздник для раба.
— Ладно, пусть празднуют. Им ещё 39 лет идти. Мы же с тобой знаем, что никто из них не дойдет до Земли Обетованной, потому что «нет рабам рая».
И был праздник!
Люди поставили праздничные палатки, украсили их египетскими флагами, портретами фараонов и фигурками языческих божков. По всему лагерю звучала египетская музыка.
Сидя вокруг праздничных костров, выпивая самогон, приготовленный из колючек, и закусывая жареной манной, люди вспоминали, как хорошо жилось в Египте.
— Не нужно плевать в своё прошлое. Египет — великая страна, и там было очень много хорошего: бесплатное образование, бесплатная медицина. Отношения между людьми были открытые, бескорыстные.
— Была уверенность в завтрашнем дне: если ты работаешь на пирамидах, то можешь быть уверен, что тебя в ближайшие 300 лет никто не уволит. И пирамиды не продадут богатым американцам. «Америки тогда ещё не было», — раздался голос сверху. «Ну, значит, никому не продадут»
— А еда какая вкусная была! А пиво ячменное! Нам же этот религиозный фанатик не разрешил пиво с собой взять. «Квасное», — говорит. Вот теперь пьём эту бурду полынную.
— А девушки какие были! У меня бы подруга-египтяночка. Вылитая Нефертити. Так он же и девушек нормальных не разрешил с собой взять. Бежали с тем, что дома было. Вот теперь торчим в этой пустыне — без пива, без хлеба, без баб.
— А я от простого каменотёса дослужился до заместителя начальника треста ПирамидМонтажСпецстрой. Я во дворце главного звездочета ногой двери открывал. Меня однажды сам верховный жрец на рыбалку пригласил. У него был охотничий домик на Верхнем Ниле….Как мы там отдохнули…
— И никто евреев не преследовал. Пока этот безумец не разорался: «Отпусти», — дескать,- «Народ мой», толковые и не ленивые нормально жили. Хижины у всех свои были, никто не голодал, и срам чем прикрыть было. И праздники еврейские праздновали: Песах, Хануку, Пурим.
«Хорош выдумывать», — раздался раздражённый голос сверху,-«Песах у вас сейчас. Пурим я придумал через 500 лет, а Хануку через 1000».
«Эй вы там, наверху, не мешайте вспоминать. Вы что-то там диктуете своему другу-Моисею, вот и диктуйте, а мы лучше знаем, что мы праздновали».
— А к нам на строительство канала однажды приехал любимый певец фараона Иосиф Бен-Давид. Какой он дал концерт! Часов 6 пел. И все слушали, как заворожённые: и нубийцы, и хетты, и шарданы. И для каждого народа у него была песня на его родном языке. И все мы, рабы из разных стран, чувствовали себя одной большой дружной семьей.
Иосиф, кстати, никогда не скрывал своего еврейского происхождения. В 9-м отделении концерта спел несколько песен на идиш. «Не было тогда идиш!», — взмолился голос сверху.
«Может и не было, но мы пели. И, вообще, с ностальгией не спорят».
— Идн, запевай
И от «Голубых огоньков» костров понеслось в чёрное синайское небо:
«И вновь продолжается бой,
И сердцу тревожно в груди,
Осирис такой молодой,
И юный Рамсес впереди».

Пишет Шурик Ланин

thorix

2000

"Я - эль Диего" выпустят вот-вот. Жаль, на испанском - это несчитово.
К концу подходит юбилейный год, двухтысячный от рождества Христова. Грядущий век несёт добро и свет, блаженствуют искусство и наука. Цензуры в интернете толком нет. Никто не банит, благо нет Фейсбука. Какой там Баста - пусть ребёнок спит, какая Билли Айлиш, да о чём вы? По радио сплошная Бритни Спирс. По телику - всё та же Пугачёва, с Киркоровым пока не развелась и Галкина пока не покорила.


Загитова ещё не родилась.
Монеточка как раз заговорила.


Шумахеру настроили мотор и оказалось, он неплохо водит. Взял перстень Кобе, гол забил Вильтор. Злой Цукерберг Фейсбук ещё не кодит.


ИИ пока тупой, что твой утюг, хоть в смысле шахмат мы уже тупее. Но молод Прэтчетт, здравствует Виктюк, два года как поставив "Саломею". Жванецкий шутит, пишется "Норд-Ост". По тридцать нефть и пофигу биткоин. И никому не нужен крымский мост, и русский мир в Донецке не построен.


Живой Журнал красивей, чем в гробу, хотя прогноз пока довольно смутен. И на четыре года выбран Буш, и на четыре года выбран Путин. При этом первый хитростью проник, второй же токмо волею народа. И я уж там не знаю, как у них, но Путин точно на четыре года.


Вот это всё (а прочего и нет), как в облаке, в подкорке сохранилось.


Как изменилось всё за двадцать лет.



Как, сцуко, ничего не изменилось.

Стихъ!

Ах, черт, пишут же люди! И главное - публикуют!

Январь 17, 2021 Автор Эдуард Фитингоф

Не забывай в дали… ( Revised)
В сердце непогода мимоходом.
Слякоти полно в душе и голове.
И проживая жизнь год за годом,
Хочется любить нам в естестве.
Мечты нас двигают вперёд,
Их покорить поможет время.
Никто не знает наперёд,
Силу Любви и силу бремя.
Никто за нас мир не изменит,
Если хочешь счастьe - позови.
Никто не поймёт и не оценит,
Суть Божественной Любви!

Нет слов!

Либерализм

Вы спрашиваете, откуда  в Штатах столько приверженцев Сандерса и прочих адептов "социализма с человеческим лицом".
 Читали рассказ Давлатова "Ты немножко не идиот?"
Я только пару маленьких  цитаток.

"При упоминании о Советском Союзе Айзик посветлел:
- В России очень хорошо, - проникновенно сообщил он. - Там бесплатная медицина. Бесплатный education  ....
Он читает советские газеты. И там никогда ничего нет про crime. Понимаешь? У них совсем нет crime!  ....
- Well , наконец сказал он. Это, конечно, нехорошо, когда тебя расстреливают. Но знаешь, Алегзандер, я не верю, что это правда. Потому что это impossible. Ну, допустим, арестовали одного или двоих. Ну, троих. Но зачем, скажи мне, пожалуйста, русские people стали бы терпеть дальше? Они не такие дураки. Они бы позвали полицию и прекратили бы это безобразие. Правильно?"

Теперь о моем канадском опыте.
Соседка, с которой я пыталась разговаривать по-английски в первый год после приезда, прекрасная женщина. Она вязала изумительные свитера, сдавала их в магазинчик, а плату переводила в фонд бездомных. Она говорила об СССР то же самое. Особенно она напирала на бесплатное образование.
Я старалась ее развлечь, чтобы она не соскучилась и не передумала приглашать меня поболтать. Много рассказывала ей о Союзе.


И вот, однажды принесла ей альбом фотографий. Канадские репортеры ездили по всей стране и снимали жизнь в СССР. Прекрасные цветные фотографии, о которых мы и мечтать не могли. На них были и очереди, и плотины, и ВДНХ, и частная жизнь - очень приличная двухкомнатная квартира семьи инженеров.
Она попросила оставить альбом на несколько дней.
Следующую встречу она начала с ахов.
- Какой ужас! - воскликнула она.
- Да! - подтвердила я. Тоталитаризм, проблемы с продовольствием и промтоварами...
- Да, ужас - сказала она. Я видела фото квартиры, так там дети спят в своей комнате, а родители - В ГОСТИНОЙ!

Эти прекрасные люди, либералы, они не понимают. И не поймут, пока не попробуют.